Дорогие друзья, прошёл ровно месяц с тех пор, как мы вновь открыли для вас двери нашего города. Мы поздравляем всех вас с этой небольшой, но очень значимой для форума датой — оставайтесь с нами, а мы уж постараемся сделать так, чтобы вам было не скучно в Эшбёрне. По случаю нашего маленького юбилея мы запускаем первый игровой челлендж и первый сюжетный ивент — следите за новостями!
Elvin MayerJason WolfBillie Madison
сюжетные историисписок персонажей и внешностейбиржа трудашаблон анкетыэшбернский вестник
Добро пожаловать в Эшбёрн — крошечный городок, расположившийся в штате Мэн, близ границы с Канадой. На дворе лето 1992 года и именно здесь, в окрестностях Мусхед-Лейк, последние 180 лет разыгрывалось молчаливое столкновение двух противоборствующих сил — индейского божества, хозяина здешних мест, и пришлого греховного порождения нового мира. Готовы стать частью этого конфликта? Или предпочтёте наблюдать со стороны? Выбор за вами, но Эшбёрн уже запомнил вас, и теперь вам едва ли удастся выбраться...
Детективная мистика по мотивам Стивена Кинга. 18+
Monsters are real, and ghosts are real too
They live inside of us and sometimes they win

Новости города

7 июля 1992 года, около полудня, на эшбёрнском школьном стадионе во время товарищеского футбольного матча между эшбёрнскими «Тиграми» и касл-рокскими «Маури» прогремел взрыв — кто-то заложил взрывчатку под трибунами стадиона. Установленное число погибших — 25 человек, в том числе 20 детей, 64 человека получили ранения разной степени тяжести. Двое учеников, — Джереми Хартманн и Бет Грабер, — числятся пропавшими, их тела пока не были обнаружены. На сегодняшний день полиции пока не удалось установить виновных. На протяжении месяца к месту трагедии горожане продолжают приносить цветы и игрушки в память о погибших учениках, до августа приостановлена работа городской ярмарки.

Горячие новости

Эшбёрнский вестник Запись в квест Проклятие черной кошки Июньский челлендж

Активисты недели


Лучший пост

Голос журналистки на мгновение вывел Джейсона из тягостного морока старых воспоминаний. Яичницу ещё можно было спасти, и мужчина, действуя больше на автомате, разложил содержимое сковородки по широким тарелкам. Аромат поджаренного бекона и свеже сваренного кофе раздражал обоняние, хотелось есть, но все до единой мысли Джейсона были сейчас далеко в прошлом. Читать дальше...

Best of the best

Ashburn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ashburn » Настоящее » The trapped and troubled - Q.P3


The trapped and troubled - Q.P3

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[Ночь с 31 мая на 1 июня 1992 г.] The trapped and troubled

http://sg.uploads.ru/jsl5x.jpg     http://s8.uploads.ru/z4wWe.jpg

http://s8.uploads.ru/wa2oB.jpg     http://s8.uploads.ru/pA5tr.jpg

Преамбула:
Bill Denbrough, Beverly Mayer
Громкое дело пропавших подростков не оставляет в стороне никого. Беверли и Билл крадутся ночью в парк, каждый по своим причинам. Но что школьники там найдут: еще больше проблем или новую дружбу?
Резюме:

0

2

В семье Денбро было много различных правил. Некоторые были весьма милые, такие как ежегодная церемония награждения за успехи, а некоторые с каждым годом раздражали все больше и больше. Собираться каждый вечер за одним столом на ужин, когда тебе пять это норма, с которой ты еще слишком мал, чтобы спорить, когда тебе десять это тоже еще имеет свои плюсы, но когда тебе шестнадцать… В шестнадцать приходится выбирать либо не злить мать, либо терпеть смешки друзей, день за днем покидая их на час в угоду родительской прихоти.
— Можно я уже пойду? Я все равно не голодный.
— Нет. Если ваш отец сказал, что придет на ужин, значит, придет, — спорить с Луизой Денбро, местной библиотекаршей, всегда было заранее проигрышным делом, — Сидим и ждем.
— Но меня и там ждут!
— Уильям, — начала было вставать мать, но тут в замке двери зашуршал ключ. Послав сыну гневный взгляд, женщина огладила фартук и поспешила накрывать на стол для подошедшего мужа.
«У нас свободная страна, а не авторитарная республика!»
Вилка лениво ковыряла содержимое тарелки, пока угрюмый парень выжидал положенное время, перебирая в уме статьи Конституции, подтверждающие нарушение его прав в данный момент, лишь трясущееся под столом нетерпеливое колено выдавало стремление поскорее покинуть стол и вернуться на улицу, к столь прекрасному последнему весеннему деньку. Основное празднество дня города было вчера, но и сегодня еще было достаточно мест, которые обязательно стоило посетить, дел, которые надо было сделать, вкусностей, которых надо было попробовать. А вовсе не эту чертову зеленую фасоль. Кто вообще любит зеленую фасоль?!
— Ну и в общем, теперь организуются поиски в лесу. Билл, вы с мальчиками будете участвовать? Билл?
— А? — погруженный в свои мысли, парень вообще не вникал в суть беседы за столом и, лишь услышав свое имя, поднял голову, — Что?
— Поиски. Вы участвуете?
— Какие поиски? Прости, па, я все прослушал, ты не мог бы повторить?
— На ярмарке пропали подростки: близнецы Парсоны и Ларри Смит. Ты не слышал? Весь город на ушах стоит.
— Нет, я в штабе был весь день, — старательно игнорируя закатившую глаза мать, Билл заерзал на стуле, отмечая странное чувство в животе, — А что случилось?
Странное чувство беспокойства родилось где-то в затылке, не оформившееся гудение на границе бессознательного. Билл слушал рассказ отца, вкратце повторяющего события всего дня, бледнее с каждым словом. Гудение усиливалось, вынуждая сердце бить все сильнее. Странное тянущее чувство тревоги в животе, разрасталось, сковывая желудок ледяной печатью. Этого не может быть. Это просто совпадение.
— Билли, ты в порядке? Ты как-то побледнел. Вы дружили с пропавшими ребятами? — Луиза перегнулась через стол, протягивая к сыну руку поддержки, — Все будет хорошо.
— Эмм.. Н-нет.
Не будет. Если все так, как представляется, то хорошо уже явно не будет.
— Можно я пойду?
Скрип ножек стула о пол заглушает ответ матери, школьник смотрит прямо, но не видит, ставит машинально тарелку в мойку, поворачивается заржавевшим роботом и выходит за дверь. Тело само переставляло ноги, пока мозг перебирал варианты. Этому должно быть логичное объяснение. Так не бывает. Ни в одной из множества прочитанных парнем книг не было даже намека на то, что такое вообще возможно в реальном мире. У него просто богатое воображение.
Ноги машинально отмеряли расстояние от дома до спрятанного в лесах заброшенного домика, что несколькими годами ранее Билл с друзьями отремонтировали своими силами, превратив в уютный штаб, тайное место для встреч и посиделок. Тянущее чувство, родившееся в желудке, тянуло свои липкие щупальца, отзываясь в подрагивающих пальцах, подстрекало сорваться на бег. Глупость какая. Это не рационально. Все в порядке. Просто случайное совпадение никак не связанное с ним. Почему же тогда так неспокойно было на душе у парня, без конца вытирающего потеющие ладони о задние карманы брюк?
— Соберись!
Излишне резкий звук в тишине летнего леса звучит чужеродно, пугает умывающуюся на ветке белку, что с возмущенным стрекотом уносится в дупло. Денбро извиняется, вновь отирая ладони, ускоряет шаг. Несмотря на теплый летний вечер, парня трясло от озноба, ледяные капли пота скатывались под футболкой, вынуждая зябко передергивать плечами. Еще немного. Обогнуть кусты можжевельника, разросшиеся на поляне вокруг дерева, погибшего при ударе молнии, да миновать жиденький ельник. Какая-то сотня метров и все будет ясно.
Не в силах больше сдерживаться, Билл сорвался на бег, стоило домику показаться в поле зрения. Еловые ветки больно цепляли за руки и щеки, оставляя розоватые полосы на коже, путаясь в волосах. Распахнув дверь, парень ворвался в штаб, глядя лишь на свой стол, где имел обыкновенье рисовать вечерами, когда все уже расходились по домам. Они должны быть где-то здесь, он оставил их здесь, он же помнит.
В домике никого, что даже к лучшему. Билл не готов делиться этим бредом с друзьями, но должен найти. Должен убедиться в том, что все напридумал и у него просто разыгралось воображение. Тонкие листы альбома для рисования разлетались, подгоняемые дрожащими пальцами, Биллу плевать, он соберет потом. Руки мелькали, сбрасывая ненужные бумаги прямо на пол, пока не застыли над очередным рисунком.
Нашел.
Небольшой комикс на пяти листах нарисован поспешно, выдают злость художника жирные линии, выведенные резкой рукой. Билл сглатывает невольно, скользит взглядом по заключенным в квадраты кусочкам истории. Вот трое парней гуляют по лесу, угадываются черты лиц даже в столь наспех набросанном скетче. Путники ныряют в лабиринт, смеются глумливо, блуждая в темноте, отпускают скабрезные шуточки. Следующий лист и вот уже не до смеха, несутся вдоль каменных стен наполненные ужасом лица, оглядываются постоянно, натыкаясь на стены и на друг друга.  Завязывается драка в очередном внезапно выросшем из-за угла тупике, нет пути назад, лишь догоняющий монстр за парой поворотов. Троица спорит, кого отдать в жертву, орошает стены кровавыми пятнами, но стена пропадает так же внезапно, как и появилась, выпускает парней на полянку перед зловеще разинутой пастью пещеры, что скалится каменными зубами, горят во тьме два глаза, но снова нет пути назад. Стена становится на место, отрезая путь к бегству, отдавая двух близнецов и пухлого парнишку на растерзание жуткому монстру лесов.
С тихим шелестом листы выскользнули из ослабевших пальцев, Билл пошатнулся. Это все еще может быть банальное совпадение. Правда? Пожалуйста, пусть это будет совпадение.
Два шага до шкафа растягиваются в семь, Денбро открывает дверцу и достает припрятанную бутылку рома, что кто-то стащил на барбекю у родителей. Алкоголь обжигает горло, но парень не кашляет, морщится лишь, сознавая, что скоро последует головная боль. Ее величество мигрень не терпела вредных привычек. Простые действия это все, на что он сейчас способен. Закручивая крышку и ставя бутылку на место, школьник проталкивал себя сквозь вату и оглушающий шум бьющегося сердца, закрыть дверцы, вот так, повернуться и сесть на стул. Невидящим взглядом парень скользит по листкам, воспроизводя в уме слова отца вновь и вновь, находя соотвествтия.
— Кажется, я убил троих человек.
Озвученный вслух, вердикт звучит куда большим бредом даже, чем в голове. Денбро морщится, чувствуя, как рациональность снова подает признаки жизни, нашептывает, что это все игра воспалившегося воображения. Согласно исследованиям, алкоголь должен был затормозить функции мозга, но Билл молчит, пытается ухватить за хвост хотя бы одну из миллиона снующих с огромной скоростью мыслей. Ни у кого нет таких сил, чтобы делать нарисованное явью. Это просто противоречит законам физики и мирозданья.
- Ладно, ладно, - парень бормочет, вытирая влажные ладони о джинсы, - Думай. Анализируй.
Мысли скачут, наталкиваясь друг на друга, школьник не замечает, что начинает говорить сам с собой, пролистывая листки вновь и вновь.
- Пару дней назад я ходил рисовать к утиному озеру, и на обратном пути услышал в лесу голоса. Подумал, может быть это ребята решили в пещеры сходить, так? Да, и пошел к ним, —Тянущее чувство в животе будто усиливалось, жгло изнутри, — На поляне перед пещерой были Смит с обоими Парсонами, ну как обычно. Я уже было развернулся уйти, но услышал писк. Эти уроды мучили щенят! — вновь взмахнув рукой, Денбро заново почувствовал всю злость, которая накрыла его в тот день. Белая обжигающая ярость поднялась по пищеводу, заполняя рот, заставляя выплевывать каждое слово остервенело, — Они отравили волчицу, издеваясь над щенятами. Боже, их крики… Я хотел вмешаться, но…
Не в силах больше сидеть на месте, Билл вскочил и принялся ходить из угла в угол. Что он мог сказать в свое оправдание? Что он был один, а их трое? Что он струсил? Что он слишком тощий, чтобы противостоять бугаям?
— Черт, как так можно-то вообще?! — злость прожигала дыру в животе и парнишка обхватил себя руками, замерев у окна, за которым стремительно темнело, — Я был так зол на них, на себя... Я пришел сюда и нарисовал это.
Отбросив уже порядком измятые бумажки, Билл бессвязно бормотал отцовские слова. Выпитый глоток рома дал наконец о себе знать, дернув головой, Билл явственно услышал знакомый звон подступающей мигрени. Устало вздохнув, парнишка вернулся к столу и, открыв ящик, вынул аптечный пузырек. Разломив таблетку пополам, Денбро зажал ее зубами, оглядываясь в поисках бутылки с водой.
- К черту, - откупорив бутылку, школьник сглотнул горькую пилюлю и, вытерев рот, решительно кивнул сам себе, — Я пойду туда. Пойду в лабиринт и проверю сам.

Отредактировано Bill Denbrough (2020-04-06 15:59:29)

+3

3

Это был идеальный последний день весны: один из тех, которые потом вспоминаются с легкой блаженной улыбкой. Беверли вышла на крыльцо, с удовольствием жмурясь на яркое солнце, ласкающее своим теплом кожу. Отовсюду доносилось пение птиц, занимавшихся своими птичьими делами и на невысоких деревьях, и в кустах. Одна блеклая птица размеренно вышагивала по подъездной дорожке, выискивая себе поздний обед, но тут же была изгнана Тотошкой, налетевшим на нее с громким лаем. Судя по всему, он остался весьма доволен собой, усевшись на то место, откуда мгновением раньше упорхнула возмущенная птаха. Беверли рассмеялась и, подойдя, потрепала щенка по голове.
- Ты ж мой защитник, - чмокнув Тото в мокрый нос, девочка подняла его на руки и, поправив за своей спиной потрепанный рюкзак, направилась к остановке общественного транспорта.
Погода располагала к прогулкам, поэтому почти двадцать минут в душном автобусе не могли вызвать восторг, но этот день был слишком хорош, чтобы огорчаться оттого, что они живут на отшибе, и до городской ярмарки так далеко. В кошельке Беверли была непомерная для нее сумма карманных денег. Вообще-то она их копила не один месяц и совсем для другого, но май выдался слишком паршивым, и последний день злосчастной весны заслуживал того, чтобы стать хорошим. Бев собиралась сегодня не только съесть мороженого, сахарной ваты и хот-дог, но и даже прокатиться на аттракционе. Может быть, даже на двух. Но не больше. Тратить все деньги ей не хотелось. Она и так залезала в копилку чаще, чем хотелось бы. И в последний раз не так давно, чтобы купить Тото ошейник. И это точно стоило того. Новенький кожаный, с жетоном, на котором был указан домашний адрес Майеров, куда следует обратиться, в случае если щенок вдруг потеряется. Вообще-то это было маловероятно – Тотошка всюду следовал за Беверли, и стоило больших усилий оставлять его дома, когда нужно было идти в школу. Все остальное время пес всюду следовал за хозяйкой, и Беверли тоже старалась не упускать своего друга из виду. Определенно, с его появлением жизнь стала лучше, пусть не проще, но все же, теперь у нее был настоящий верный друг. Лучшего и желать нельзя.
А на ярмарке жизнь била ключом: качели, аттракционы, вагончики балаганщиков, люди на ходулях в ярких одеждах, музыка отовсюду, как и детские голоса, смех и визги со стороны аттракционов. Колесо обозрения – пусть совсем не экстремальный аттракцион, но оно завораживает. Даже отсюда, с земли. Беверли с улыбкой наблюдает за плавным неспешным вращением колеса. Как же должно быть здорово там наверху! Доедая фисташковое мороженное и не отводя взгляда от этого аттракциона, девочка мечтает о том, как немного попозже она и сама окажется там, наверху. Это стоит траты наличных. Определенно, стоит.
Хвостик вафельного рожка от мороженного достается Тотошке, с энтузиазмом разделившего предоставленный десерт. Беверли поворачивается, чтобы выкинуть в урну салфетку, и замечает впереди несколько толпящихся группок людей и людей в форме. В общем-то ничего примечательного, если бы там же она не увидела отца. Вот уж кто точно не собирался на ярмарку, кто уехал еще с утра в участок и собирался «разгребать эту бумажную волокиту, так что, Тыковка, кофе папе совсем не помешает».
Элвин о чем-то негромко переговаривается с Гарретом Денбро, наблюдая из-под нахмуренных бровей за суетливой работой незнакомых Бев полицейских.
— Па-а-ап? – подняв Тото на руки, Беверли протискивается мимо кучки оживленно перешептывающихся зевак, подходя к отцу, - А ты чего здесь? Что-то случилось?
— Вот ей и скормлю, - резко оборачиваясь на знакомый голос, Элвин бросил на Денбро предупреждающий взгляд и улыбнулся дочери, - Привет, Тыковка. Ограничительные ленты для слабаков, я так понимаю?
- Ленты? - Беви удивлено огляделась и пожала плечами, - я подошла вот отсюда, а тут их нет, значит можно.
— Привет, Беверли. Это Тото? Эл, ты не говорил, что он такой милый, - улыбнувшись, Гаррет протянул руку, принявшись сюсюкать и почесывать щенка за ухом, - Кто такой милый песик? Кто такой милый песик?
- Он не милый, - Элвин закатил глаза, всем видом изображая недовольство, - Он будущий сторожевой пёс, а ты при исполнении. Прекрати.
— Здравствуйте, мистер Денбро, - Беверли чуть краснеет, памятуя о неудачном барбекю и том, как все не очень приятно там получилось для всех. Не хочется думать, как потом вся их семья обсуждала произошедшее... К счастью, внимание отца Билла переключается на Тото (спасителя в любой ситуации), и Беверли лишь улыбается и поднимает щенка повыше. Тот сначала обнюхал нового человека, а после, решив, что угрозы тот не представляет, лизнул в руку, а потом и в нос, вывернувшись в руках хозяйки так, чтобы дотянуться до лица.
- Твой папаня - зануда, не слушай его, - хохотнув, Гаррет подставил лицо под шершавый язык, — это он так гордится, но ворчит, чтобы никто не понял, что он на самом деле не такой страшный, как пытается всем показать.
Бев улыбнулась. Что-что, а располагать к себе и снимать напряженную обстановку мистер Денбро умел. Забывалось все плохое и неловкое, и дышать становилось легче. Да и на папу он всегда оказывал какое-то невероятное позитивное влияние. И это радовало вдвойне.
—  А что тут случилось? Ярмарка закроется или ничего серьезного и можно будет продолжать гулять?
—  Случилось, но ярмарку пока не закрываем, - снова закатив глаза, Элвин слегка ударил приятеля по плечу, а потом, не удержавшись, тоже потрепал щенка по макушке, - Кстати, у меня для тебя есть подарок.
Наклонившись, мужчина взял дочь за руку и, порывшись в кармане, вложил ей в ладонь тугой рулончик ярмарочных билетов, сжимая вокруг свои и ее пальцы.
— Подарок? - на лице Беверли вспыхнула улыбка, - Ой! Спасибо, папуль!
— Это точно лучший день весны - Майер сияла, ощущая в руке моток счастья, который сделает ее день еще лучше, еще ярче. Она поднялась на цыпочки и чмокнула папу в щеку.
— Только тихо, - подмигнув, Эл отпустил дочкину ладошку и достал из куртки рабочий блокнот, - Нам нельзя давать взятки за показания, но ты случайно не знаешь близнецов Барри и Дика Парсон и Ларри Смита?
— Конечно знаю. Те еще говнюки! Обычно после последних уроков ошиваются за школой, выбирая, карманы кого из первогодок обчистить в этот раз. А что?
— Беверли, что за выражения, - недовольно дернув бровью, Элвин сделал пометку в блокноте и повернулся, окликнутый кем-то из толпы полицейских, - Минуту! Если я не вернусь домой, знай, дочь, что папа сел за убийство одного не в меру противного говноеда, возомнившего себя детективом Коломбо.
Прикоснувшись к дочкиному плечу, первый помощник послал товарищу самый мученически-взбешенный взгляд и отошел.
— Не забывай дышать, ты нам еще нужен, - Гаррет хлопнул Майера по спине и вновь повернулся к девочке, ехидно улыбаясь, - И правда, что за выражения, скажи?
— Ага, буду знать, что тогда надо будет штурмовать Шоушенк, не забыв взять ужин и очень крепкий кофе, - это домашняя шутка про кофе с виски или даже, скорее про виски с кофе, но папа скрывается из виду скорее, чем Беверли успевает договорить. Она немного хмурится. День хороший, но чуточку не совсем, потому что Беврли чувствует напряжение отца, у него какие-то проблемы, что-то серьезное.
Следя за передвижениями друга, Денбро вздохнул и согнал с лица ухмылку, возвращая лицу серьезное выражение.
— Если я скажу тебе секрет, ты обещаешь его никому не рассказывать? Парни похоже пропали, вечером организуются поиски в лесу.
Беверли открывает было рот, чтобы пообещать хранить секрет, но мистер Денбро рассказывает его раньше, и глаза девочки округляются.
— То есть как пропали? Отсюда?
- Угу, - мужчина наклоняет голову, всматриваясь в язык тела первого помощника, готовый в любой момент подойти, отвлечь, принять огонь на себя. Вспыльчивость Элвина портила тому жизнь с самого детства и Гаррет как-то привык за все годы дружбы, приглядывать и прикрывать его спину. Вот только язык за зубами держать никогда не умел, - Угу, папка твой нашел в лабиринте какую-то очередную мистическую дребедень. Представляешь, как в книжках этого модного автора ужастиков? Забыл, как его.. Билли его очень любит.
- Стивен Кинг? - с готовностью подсказывает Бев одного из своих любимых авторов ужасов.
Гаррет кивает и продолжает:
- Парни зашли в зеркальный лабиринт на ночь глядя и больше не вышли. Бравые полисмены идут в лабиринт, а там тьма, крысы, битые зеркала и кровавые следы, что обрываются прям в стене, и "продолжаются уже снаружи прямо за той же стеной, теряясь в лесу. И ни дверей, ни потайных устройств, убирающих зеркала. Страшно? - резко схватив девочку за предплечья, коп тут же расхохотался, мимолетно приобнимая и отпуская.
Беверли слушает, затаив дыхание, и вздрагивает, почти подпрыгивая, когда Гаррет резко хватает ее за руки. Тото на руках недовольно огрызается, а Беверли бледнеет, потому что все это моментально отправляет ее в путешествие по воспоминаниям, подкидывая уйму схожих картин, когда почти так же, но куда более ощутимо чужие ладони обхватывают руки, голос остается спокойным, но потом неизменно за всем этим последует боль. Вдруг становится зябко.
- Но ведь так же не бывает... - Беверли говорит негромко, но очень серьезно, прогоняя вдруг нахлынувшие неприятные ощущения, - должно быть рациональное объяснение всему этому.
Да-да, сказала та, кто за год не нашел рационального объяснения внезапному огню.
- Конечно, не бывает, - Гаррет с готовностью соглашается, вновь переводя взгляд на снующих офицеров из полиции штата, - Для этого мы тут и стоим. И я, и твой папа, и тот неприятный сержант, что так его сильно бесит, и судя по вот этому выражению Элвинового лица, мне пора бы вмешаться, а тебе успеть насладиться аттракционами, пока нам и правда не пришлось бронировать места до Шоушенка
Проводив хмурым взглядом спину полицейского, Беверли чмокнула Тото в нос, пожала плечами и отправилась гулять дальше. В конце концов, что все это меняет? А обдумать то, что она только что узнала можно и в более интересном месте. И начать стоило с освежающего глотка газировки. Опустив щенка на землю, рыжая скомандовала «за мной!» и направилась к автоматам у входа на ярмарку, где она точно видела колу. Но, конечно, отвлекаясь на всё подряд: слева стоял фокусник с чудной обезьянкой на плече, чуть дальше справа детишек катали на пони и на высоком верблюде. Такого раньше Бев доводилось видеть лишь на картинках, и они совсем не передают ни его размеров, ни его величия. Дальше дорожка проходила мимо импровизированной сцены под открытым небом, где клоун жонглировал кеглями и ездил по кругу на велосипеде. Когда тебе пятнадцать, клоуны восторга не вызывают, поэтому Беверли поспешила дальше, сворачивая от потока, стремящегося поглазеть на представление. Здесь шатры стоят чуть кучнее , здесь тише, как будто ты не тут же в центре ярмарке, а где-то за ее пределами, на какой-то частной территории балаганщиков. По спине пробегают мурашки, а любознательность поднимает свой нос, втягивая этот воздух, пропитанный загадками, принюхиваясь к местным секретам. Проходя мимо шатра гадалки, Беверли замедлила шаг, с любопытством вглядываясь в сумрак, скрытый за драпировками и шалями входа. Сквозь плавающий дым то ли сигарет, то ли благовоний виднелся нечеткий силуэт. Беверли останавливается у входа, словно зачарованная. И она уже видит хозяйку шатра четко, словно находясь на расстоянии вытянутой руки от нее.
- О, детка, - ведьма прищурилась, чуть склонив голову в бок и глядя на девочку с неподдельным сочувствием, как будто бы что-то совершенно ужасное уже свершилось, и теперь цыганка видит перед собой абсолютно несчастное существо, а вовсе не жизнерадостную рыжеволосую девочку-подростка. - Твоё неугомонное пылкое сердце, оно ещё приведёт тебя к неприятностям.
Женщина закусила сигарету и, отложив карты в сторону, вперила взгляд острых, как угольки черных глаз в веснушчатое лицо Беверли. Казалось, она читает что-то в этом светлом лице, и это что-то волнует её на самом деле. Казалось, она и правда видит что-то, и это что-то заставляло цыганку всматриваться всё внимательнее.
- Сокровище. Ты - настоящее сокровище для твоего отца, правда, детка? Он беднее, чем мог бы быть, но ты - единственная истинная ценность в его жизни. Твои волосы - их обожгло само солнце, играя с тобой, когда ты была ещё совсем крошкой. Солнце отметило тебя, а золото всегда найдёт другое золото, - цыганка вдруг улыбнулась, и в глазах её загорелся азартный огонёк. - Настоящий клад, сокрытый сотню лет назад, где-то на берегу озера. Он будто бы ждал тебя все эти годы... - сигарета потухла, и ведьма просто разжала губы, позволяя окурку упасть куда-то под стол, взгляд её затуманился, а голос стал будто бы глубже и ниже. - Полная луна осветит тебе путь. Ты выйдешь из дома, когда ночная птица прокричит девять раз, и пойдешь в лес, следуя за луной, по тропе, отмеченной её светом. Тебя окликнут трижды - не оборачивайся. Не заводи разговор и не сходи с лунной тропинки. Ни одна тварь лесная не тронет тебя в эту ночь, звери и птицы укажут тебе дорогу - до самого озера, где водяные девы стерегут сокровище, ожидая ту, что ярче солнца. Ожидая тебя, Беверли... - она умолкла, и вдруг как-то растерянно покачала головой. - Тебе откроется место, где спрятан клад, но достать его в одиночку ты не сумеешь. Только тот, кто пойдет за тобой, не взирая на страх, до самого озера, сможет разделить с тобой эту ношу. И ноша эта навсегда соединит вас...
Тото тянет хозяйку за штанину, негромко рыча, Беверли моргает, и весь мираж тает. Перед ней лишь шатер, темный и безжизненный внутри. Ни души, ни намека на горевшие свечи, на запах дыма и табака. По коже пробегают мурашки, а руки отчего-то становятся холодными. Беви подхватывает Тотошку на руки и поспешно возвращается к людям. В толпе появляется ощущение безопасности, хотя где-то между лопаток все еще остается ощущение пристального взгляда, от которого хочется сбежать.
- Эй, Бев! Пришла поглазеть на богатеньких неудачников? – Брейден-младший, как всегда, кстати, как всегда, растрепан и непосредственен.
-  Неее, я здесь ради этого, - и рыжая кивает на русские горки, - пойдем?
- Хм, - Лекс с сомнением смотрит на контролера аттракциона, - я сегодня на мели. Как и всегда…
- А я сегодня богачка! – Беверли демонстрирует тугой рулончик билетов, подаренный папой, - пошли, угощаю!
- А ну так чего ж ты молчала? Погнали. У меня и косячок есть, чтобы горки были еще интереснее.
Глаза Беверли загораются любопытством. У Лекса всегда имелось что-то эдакое, чего Бев пробовать не доводилось. Все еще не доводилось ничего из того, что бывало у Лекса, чем могли бы похвастаться без пяти минут выпускники. Вот только момент всегда был не подходящий. Вот и сейчас. Зная, что где-то неподалеку работает отец и будет здесь еще неопределенное время, она не рискнет даже закурить обычную сигарету.
- Придется повременить, тут нынче шастает много копов.
Впрочем, крутые виражи горок, плавные взлеты и резкие падения, когда почти веришь, что сейчас что-то пойдет не так, что влетишь вот в ту трубу, что вагончики слетят с рельс, что в этой мертвой петле выпадешь из фиксирующего ремня и полетишь вниз к земле, расшибаясь в лепешку, обрывая все земное и навсегда завораживат на трезвую голову, наверное, даже сильнее. И даже где-то в подсознании хочется, чтобы так и произошло, чтобы этот хороший последний день последнего весеннего месяца все оборвалось на хорошей ноте, отсекая все страхи, все прошлые обиды, боль, оставляя лишь пустоту, а если повезет, то, может быть, настоящую свободу. Хотя Бев никогда не скажет об этом вслух. Даже Лексу. По крайней мере на трезвую голову.
- А теперь   пошли на колесо обозрения? Я всю жизнь о нем мечтала! – конечно, глупая мечта для мечты жизни, но почему-то признаваться в таком Лексу легко и ни капельки не стыдно. Даже если у него это и вызовет смех. Да и сейчас Беверли слишком охвачена волнительным предвкушением – наконец-то увидеть все с высоты, посмотреть на город оттуда, сверху, как птица. Жаль только, что Тото приходится оставить внизу – уверения, что он умненький пес, который не станет прыгать с колеса, не помогли. Но Беверли машет ему рукой, когда колесо медленно и плавно поднимает их с Лексом в небо. А потом они ели хот-доги на сэкономленные Бев с аттракционов деньги. И сахарную вату. И пили колу. Кусочек сосиски достался и Тото.
- А ты слышал, что случилось с близнецами Парсон и Ларри Смитом? Вообще-то мне это сказали по секрету, но не я давала обещания хранить этот секрет, - девочка говорит это вслух скорее себе, как бы напоминая, что это секрет, но оправдывая перед самой собой его разглашение. В конце концов, она же не первому встречному его рассказывает, а Лексу. А Лекс – он свой, ему можно верить. – Из достоверных источников мне известно, что видели, как они заходили в зеркальный лабиринт здесь на ярмарке. А потом они пропали. Полиция нашла в лабиринте только битые зеркала и кровавые следы, которые обрываются прямо в стене, а продолжаются снаружи прямо за той же стеной. Но никаких устройств, отодвигающих стенку или тайных проходов, там не нашли. Представляешь?
Вслух и из уст девочки это звучит так себе, как какая-то сплетня. Несправедливо, ведь мистер Денбро говорил ровно то же, но из его уст это звучало как мистическая загадка. 
- Звучит интересно, я бы хотел научиться такой магии. Небось, прибухнули и разнесли зеркала, порезались в процессе, а теперь где-нибудь прячутся, чтобы не отвечать за свои косяки, - слова Лекса звучат разумно.
- Дааа… но все равно придется, и даже вдвойне, потому что полиция собирается ночью искать их в лесу. Говорят, следы туда ведут, - слова Лекса правильны и логичны, но в них нет места тайнам и загадкам. А Беверли их хотелось сейчас больше всего. Возможно, потому что после стольких впечатлений за сегодня у нее выделилось слишком много адреналина, требующего приключений. А может быть, потому что в редакции Эшбернского Вестника становилось все хуже и хуже. И не потому, что ей стали меньше платить. А потому, что там она острее всего чувствовала собственную никчемность. Вокруг что-то происходило, кипела работа, каждый занимался каким-то делом. А она лишь приносила чай и кофе, относила макеты к мистеру Пэкрэду, приносила их обратно и слушала много брани. А еще никто не воспринимал ее всерьез. Да чего там, ее вообще никто не замечал, и ее мнение никого не интересовало. А может, здесь все-таки есть тайна? Ну пусть не мистическая и потусторонняя. Понятно, что это абсурд и ничего такого не бывает. Но, может, действительно они все это инсценировали, и было бы здорово разузнать об этом самой. И написать статью. Новостную, серьезную! Получить информацию самой, а не из того, что и так все будут говорить на каждом углу. Может, тогда ей будут что-то доверять. А если и нет, то по крайней мере, она что-то сделает сама. Или хотя бы попытается.
День уже клонился к вечеру, ярмарка почти опустела, слонялись лишь редкие припозднившиеся горожане да балаганщики, закрывающие свои аттракционы, лавки и площадки. Беверли и Лекс бродили кругами, болтая последние пару часов, но пора было уже уходить.
- А давай проведем свое расследование и выведем их на чистую воду?! – вообще-то они сейчас обсуждали «The Hacker Files».  Точнее Лекс пересказывал сюжет, а Беверли иногда восхищалась, а иногда критиковала действия персонажей. Поэтому предложение повисло на несколько секунд в тишине.
- Ну, я про Смита и Парсонов. Ярмарка закрывается, можно не идти сейчас домой, а остаться тут, дождаться темноты и пойти в лабиринт самим.
- Ох, прости детка, я бы с радостью провел эту ночь с тобой, но уже обещался сегодня к другой. Эти бессонные ночи меня однажды доканают, - Лекс сокрушенно вздыхает и качает головой, всем своим видом показывая тяжесть выпавшей на его долю участи.
- Ладно, мы с Тото и сами справимся, - легкое разочарование появляется, но почти сразу улетучивается, потому что на Лекса невозможно злиться или обижаться. По крайней мере долго.
Они прощаются у выхода с ярмарки, и Бев с Тото отправляются еще какое-то время бродить по округе, дожидаясь темноты. Но уже с наступлением густых сумерек возвращаются обратно. Территория кажется совсем безжизненной. Только в самом центре горят ярмарочные фонарики и виднеются отблески костров. Беверли загодня нащупала в рюкзаке фонарик и теперь несла его выключенным в руке, стараясь идти вдоль густой тени деревьев. Тото семенил рядом, деловито оглядываясь, но не подавая голоса. Возле лабиринта не был ни души. Осторожно проскользнув под киперными лентами, Майер поднялась по трем металлическим ступенькам ко входу щелкнула фонариком, внимательно осматривая в его свете опечатанную полицией дверь. За спиной хрустнула ветка, рыкнул Тото, и Беверли резко обернулась, светя в то место, откуда послышался звук, и готовясь бежать, как только распознает источник опасности.

Отредактировано Beverly Mayer (2020-05-03 00:13:17)

+3

4

Дорога до дома проходит в тумане строящихся планов. Билл подумывает позвонить друзьям, сказать хоть кому-нибудь о своих подозрениях, но отметает крамольные мысли незамедлительно. Он и сам считал, что все это бред, а что скажут ребята? Лекс и Дерек поднимут на смех, а Денни скажет, что идти в лабиринт небезопасно. И будет прав. Конечно же, будет прав, а Биллу вовсе не хочется подвергать друзей какой-либо опасности. Он и сам рисковать не будет. Просто сходит, посмотрит вживую, и убедится, что все это сплошное совпадение и недоразумение. Возможно, однажды кому-нибудь и расскажет прикола ради, но лучше, пожалуй, все же молчать.
Лужайка перед домом была пуста, но из открытого окна слышался смех и нестройный дуэт, подпевающий новому трека Джексона по радио. Судя по всему, мать с братом заняты мытьем посуды после ужина, и школьник подумывает забить на свою идею, присоединиться к веселью, но все же морщит решительно лоб и направляется в гараж за велосипедом.
- Мам, я к Дэнни с ночевкой, ничего? У него новая модель пиратского крейсера семнадцатого века. Хотим склеить.
Схватив свой походный рюкзак, в котором всегда были предметы первой необходимости, Билл забросил его на багажник и вскочил на сидение, ожидая, когда мать высунется в окно и махнет рукой.
- А как же поиски? Вы не идете?
- Ну ты же знаешь, - врать матери неприятно, и парень старается говорить максимальную правду, не вдаваясь в контексты, - родители Дэнни не любят отпускать его в лес, так что я думаю, там справятся и без нас.
- И правда, нечего вам там делать. Не хватало потом еще и вас искать.
Натянув рюкзак на плечи, Денбро оттолкнулся и неспешно покатил вдоль улицы, чувствуя на спине женский взгляд до самого поворота. Только лишь скрывшись за домом, мальчишка приподнялся, выпрямляя ноги, и резко начал набирать скорость. Его новый велик был великолепен. Он сам его выбрал, потратив почти все заработанные деньги, ну может отец все же немного добавил. Хромированный, с передним и задним тормозом, с расширенной коробкой передач, он был ему чутка великоват, но это вовсе не было проблемой, ведь Билл все еще рос. Уже по-летнему теплый, хоть и вечерний ветерок быстро зарылся в русые волосы, по-хозяйски наводя беспорядок, когда школьник выехал на любимую дорогу и отпустил педали. Уходя под уклон, улица делала резкий поворот в конце, и надо было успеть среагировать очень четко, если не хотел на огромной скорости врезаться в плотную стену сосновых стволов. Парню нравилось ощущение ветра в волосах, отсутствие вечного контроля со всем сторон, тонкая грань, когда все теряло значение, только он, дорога, велосипед и тот едва уловимый миг, отделяющий щемящий сердце восторг от холодной дыры вечного забвения. Даже тревоги предстоящей задумки не успевали толком осесть на стенках мозга, уносимые все ускоряющимся движением пригнувшегося к рулю велосипедиста, оставаясь далеко позади.
Сделав лихой вираж, Денбро проскочил перед капотом выехавшей из-за угла машины, но не стал останавливаться и выслушивать поток брани, вновь налегая на кроссовками на педали. Солнце стремительно закатывалось за кроны деревьев, а до ярмарки ехать еще было довольно прилично, и парня вновь начали терзать сомнения. Что он вообще рассчитывает там найти? Да даже, если он проберется мимо полицейских, если они, конечно, там вообще дежурят еще, не заблудится в лабиринте, найдет то самое место, о котором говорил отец, что дальше? Чем пятна крови на стенах помогут его разыгравшейся фантазии? Ну, хорошо, допустим, он найдет подтверждение своей мысли, сможет как-то открыть потайную дверь, он что пойдет по следам прям до логова лесного монстра? Оно ему надо? Зря он это затеял. Надо было позвонить парням, выслушать поток их смеха и посмеяться в ответ над нелепой идеей воспаленного воображения.
Потухшие ярмарочные огни тускло светились в темнеющих сумерках, остывая после долгого дня. Бросив велик недалеко от дороги, Билл достал из рюкзака фонарик и принялся пробираться мимо кибиток и аттракционов, не спеша, в прочем, зажигать свет.
- Поторопись, нечего нам тут оставаться, - низкий мужской голос раздался из внезапно распахнувшейся двери ближайшего трейлера, и школьник замер на краю светового квадрата, упавшего на самые кончики запылившихся кед. Крупный ромал стоял в пол оборота, давая возможность юркнуть за ближайшую бочку, и Денбро воспользовался моментом, прячась и прижимаясь спиной к слегка влажной древесине.
- А нечего было наглеть и лезть на копов, - женщина в глубине помещения взвизгнула недовольно, но все же продолжила паковать вещи, - Вечно у вас руки чешутся. Сами во всем виноваты.
Вновь хлопнувшая дверь вернула пустырь в темноту ночи, но Билл еще какое-то время посидел за бочкой, вслушиваясь в удаляющиеся шаги и затихающую цыганскую брань, прежде чем осторожно выглянуть из своего убежища. Все это было очень подозрительно, и стоило бы поторопиться. Если память его не подводила, то лабиринт должен был быть уже недалеко. Вокруг было пусто, но парень все же не решился включить фонарик и нарваться на явно чем-то обеспокоенных цыган. Миновав вагончики и автомат с кукурузой, Денбро прокрался к зеркальному лабиринту, задумчиво осматриваясь по сторонам. А где был вход? Справа или слева?
- Так, сосредоточься, - окружающая тишина давила, превращая каждый шорох в подкрадывающиеся шаги, а далекое уханье совы в укоризненные ругательства, - По правую руку от лабиринта начинался лес, а слева были аттракционы, значит я слева и мне туда.
Собственный голос, хоть и шептал, но позволял сосредотачиваться на задаче, не вздрагивая от каждого шороха. На кой вообще поперся один? Самый смелый что ли нашелся? Коснувшись стены кончиками пальцев, парень пошел в выбранном направлении, периодически оглядываясь и все еще не решаясь включать фонарик. Где-то сзади вновь послышались недовольные голоса и топот множества ног. Неужто его засекли? Ускорившись, Билл вылетел из-за угла лабиринта и тут же был ослеплен лучом яркого света.
- Я… ээээ… я могу объяснить.
Прикрыв рукой глаза, парень судорожно пытался придумать причину своего нахождения здесь, но так как не видел кто перед ним – цыгане, полиция, убийцы – на ум сразу ничего не шло. Знакомый голос прозвучал слишком звонко в ночной тишине, но порадоваться Билл не успел.
- Это еще что? Вы видели? Да, я что-то слышал вон там, - мужские голоса стремительно приближались, выхватывая большими фонарями участки затоптанной земли и выцветшей краски.
Сорвавшись с места, Денбро рванул к однокласснице, замирая у входа в лабиринт. Он бы схватил ее за руку и увлек за собой, но прошлая попытка скрыть ее от негодующих глаз привела совсем не к тем результатам, которые он прогнозировал.
- Беверли, пойдем. Надо спрятаться. Выключи, пожалуйста, фонарь.

+2

5

- Билл? – от удивления возглас получается громче, чем следовало бы. Но как тут можно было бы оставаться спокойной. Щеки вспыхивают румянцем, а сердце вдруг ускоряет свой бег. Они не виделись с начала месяца, с того злополучного ежегодного пикника. Конечно, и стараниями Бев: она успешно избегала Билла в школе, стараясь не попадаться ему на глаза даже где-то вдалеке, что не так-то просто, когда вы учитесь в одной школе, пусть и в разных классах маленького городка. И все же ей это удавалось – большая заслуга. Беверли боялась этой встречи. Отчасти, потому что чувствовала себя глупо, отчасти, потому что ощущала вину. Но и злилась, жутко злилась за то, какие эмоции ей пришлось испытать тогда. И она не знала, как все это объяснять, а казалось, что объяснения потребуются. В конце концов Биллу тогда пришлось спешно сбежать из собственного дома. И надо же было столкнуться здесь и сейчас. И что он вообще здесь забыл? Хотелось бы послушать это объяснение. Потому что интересно. Что хороший мальчик Билли мог делать в такой час на месте, где вроде бы свершилось какое-то преступление: если не убийство или похищение, то, как минимум, вандализм. И Билл Денбро не похож на того, кого могло привести житейское любопытство. Все эти мысли проносятся мгновенно, пока Беверли пытается выключить фонарь, поспешно опустив луч света в землю, чтобы не слепить юношу. Но в руках вдруг появилась дрожь, и пальцы отказывались слушаться. Наконец, удалось нащупать кнопку, и свет погас, оставив их на мгновения, пока привыкали глаза, в слепящей темноте. Звуки преследователей Билла приближались, а бежать толком и некуда, кроме как в дверь, за их спиной.
- Пойдем, - лезвием перочинного ножа, так чтобы не порвать, Майер подцепляет край едва различимого в темноте ордера, опечатывающего вход. Толкает дверь и, схватив ладонь Билла похолодевшими пальцами, увлекает его за собой, пропуская вперед юркого Тото. Дверь закрывается бесшумно, но отсекает любые источники света, погружая уже в настоящую темноту, к которой невозможно привыкнуть, сколько не вглядывайся. Воздух здесь тяжелый, густой, как будто он часть тьмы.Они стоят неподвижно, прислушиваясь к голосам снаружи. Даже Тото затаил дыхание, прижимаясь к ноге – Бев ощущала его тепло сквозь джинсовую ткань.
- Кто они? – едва слышным шепотом, не зная, можно ли расслабиться или стоит уйти подальше от входа, на случай, если преследователи решат заглянуть внутрь.

+2

6

Холодные пальцы смыкаются на ладони, вмиг выбивая почву из-под ног. Он ведь искал ее, хотел извиниться, сказать, что ничего такого не хотел в тот злополучный день. Даже к дому ее ходил, но так и не набрался смелости постучать, подождать, поговорить. Пацаны отвлекали, утягивая с уроков в штаб, да и как-то неловко было всем говорить, что ему нужно поговорить с девочкой о произошедшем в спальне. Поднимут же на смех. Лекс вон поднял тогда, хотя надо отдать ему должное, дальше никуда не понес и больше не поднимал эту тему. Брейден мог быть шутом и повесой, но все же заслуженно нес звание лучшего друга, хотя Билл и ревновал парня за то, что он мог спокойно видеться с Майер.
Беверли утягивает за собой в темноту лабиринта и Денбро шагает безвольно, тихо радуясь, что здесь слишком темно и она не увидит его вспыхнувших щек и ушей. Не видно совершенно ничего, но он чувствует ее дыхание на щеке, отзывающееся электрическими спазмами по позвоночнику. Билл дышит часто, но не потому, что воздух тяжелый и плотный, чувствуется в нем вкус нагретой за день солнцем кожи и тонкие нотки ее шампуня, что отдают чем-то смутно знакомым. Жимолостью? Или черемухой? Видимо, школьница поворачивает голову к двери, ибо мягкие кудри оглаживают щеку, щекочут нос. Если бы только у него хватило решительности поднять руку и заправить выбившийся локон за ухо, но в свободной руке зажат фонарик, а вторая все еще в плену ее пальцев и, будь он проклят, если сам отберет у Майер ладонь.
- Эй, кто здесь? – Билл не успевает ответить, как снаружи снова звучат приблизившиеся голоса, и он сжимает девичьи пальцы чуть сильнее в предупредительном знаке, - Готов поклясться я видел тут свет.
- Ну, сейчас тут явно никого нет, дубина, - свет фонаря проходит по стенам, останавливаясь на двери, отчего тонкая полоса света высвечивает пол у входа и пару пыльных кроссовок, стоящих почти вплотную в узком коридоре, - Может, это было отражение твоего фонаря? Стены то зеркальные?
- Да нет же, - первый голос рычал, не желая сдаваться, - Я точно еще что-то слышал. Чего ты из меня придурка-то делаешь?
- Потому что ты и есть придурок? Пошли, нам еще надо собраться, парни вот-вот должны вернуться из леса, и нам надо свалить до того, как фараоны снова нагрянут.
Продолжая ругаться и переходя на цыганский, мужчины затопали прочь, но подростки так и стояли, напряженно вслушиваясь, пока за дверью не стало совсем тихо. Неловко шевельнувшись в коридоре в половину метра шириной, Билл нащупал пальцем кнопку на фонаре, выдав первое, что пришло в голову.
- Привет, - во дурак, парень морщится в темноте, ругая себя, и продолжает уже более ровным тоном, - Я включу фонарик, хорошо? Закрой глаза, он может отразиться от зеркал.
Направив линзу в пол, Денбро вдавил кнопку и, на мгновенье зажмурившись, осторожно открыл глаза, осматриваясь. Узкий коридор с сотнями отпечатков пальцев на зеркальных стенах уходил в темноту, многократно отражая пару подростков и прижавшегося к ногам щенка. Ну вот и все. Теперь отступать точно некуда. Только вперед, чтобы его там не ждало.
- Беверли, - нахмурившись мелькнувшей мысли, Билл вновь повернулся к приятельнице, всматриваясь в веснушчатое лицо, - А что ты здесь вообще делаешь?

+2

7

Его пальцы сжимают чуть сильнее, когда за дверью звучат голоса, и она отвечает взаимностью, сжимая его ладонь крепче, как будто от того, как надежно они держатся за руки, зависит обнаружат ли их. Хотя, пожалуй, это сейчас волнует меньше всего. Куда как важнее то, что она сейчас чувствует тепло его ладони, и, если дать себе немножко помечтать, можно представить, что он держит ее за руку, обещая поддержать, защитить, всегда быть рядом… Хорошо, что здесь темно, потому что Беверли Майер улыбается совершенно идиотской счастливой улыбкой. И это в момент, когда люди, которые явно не желают им добра, могут решить заглянуть внутрь лабиринта и непременно обнаружат их здесь. Вот и свет фонаря проскальзывает под дверью, касаясь их обуви. Но Беверли не может заставить себя стереть эту улыбку даже тогда. Кто бы мог подумать, что темнота и узкий коридор могут стать ей друзьями. Пусть и на короткое время. К сожалению, очень короткое.
- Хорошо, - Беверли зажмуривает глаза, и улыбка слетает с появлением слепящего света. Мимолетная сказка тает, и она отпускает руку Билла, открывая глаза, щурясь на яркий свет.
Взгляд падает на щенка, с готовностью глядящего на хозяйку и виляющего хвостом. Бев наклоняется и берет Тото на руки, обнимая мягкий успокоительный комочек. А успокоиться не помешает, потому что сердце все еще стучит слишком часто, а свет вернул и чувство неловкости.
- Я? – удивление заставляет посмотреть Биллу в лицо, хотя до этого Бев старательно старалась избегать встречи взглядом.
Ей вспоминается то, что рассказал Гаррет Денбро, разговор с Лексом, собственная работа. Пересказ будет звучать глупо и жалко. Девочка, возомнившая себя непойми кем, нафантазировавшая невесть чего на пустом месте. Билл лишь презрительно фыркнет или рассмеется. Непонятно, что хуже. Лучше соврать. Или не вдаваться в подробности.
- Я вообще-то веду журналистское расследование для «Эшббернского Вестника», - вроде бы звучит неплохо, главное, не уточнять, что ей его никто не поручал.
- А что здесь делаешь ты? Еще и с погоней. Умеешь появиться эффектно, - улыбка касается ее губ, потому что украдкой Беверли всегда наблюдала за появлением Билла в поле ее зрения. Правда еще до мая, когда она не пыталась тут же исчезнуть, скрыться с глаз долой.

+1

8

Беверли отпускает руку, но стоит все еще очень близко, насколько позволяет узкий коридор, не спешит отойти или, как в последнее время, отвернуться и стремительно скрыться в толпе. Будто бы что-то могло скрыть жар ее волос в безликих школьных коридорах. Раньше он мог хотя б издалека любоваться, делать зарисовки, но вот уже месяц он видел только взлетевший и удаляющийся рыжий хвост. Билл сжимает ладонь в кулак, в наивной попытке сохранить тепло ее пальцев и расплывается вновь в глупой улыбке.
- Расследование? Круто!
Ответный вопрос не заставляет себя ждать, и парень отводит глаза, переводя внимание на щенка. Врать Майер не хочется вообще, но он даже Лексу не рискнул озвучить свои подозрения. Что будет, если озвучить ей? Точно решит, что он чокнутый и никогда больше не заговорит, не посмотрит на него без презрения в глазах предгрозового неба.
- Да, я… - пятка кроссовка легонько пинает потемневшее у пола зеркало пару раз, пока Денбро дает осторожно Тотошке понюхать руку и вздыхает, но все же поднимает на приятельницу глаза, мгновенно тая от ее улыбки, - Я не хочу тебе врать, но, если я озвучу свои причины, ты решишь, что я свихнулся. Можно я не буду отвечать на этот вопрос? Хотя погоня не планировалась. Насколько я слышал, пока пробирался сюда, цыгане злы на полицейских и собираются спешно покинуть город, пока те участвуют в поисках.
Погладив щенка, парень снова всмотрелся в отражающее самое себя нутро лабиринта. Раньше это было даже забавно. Он помнил, как они с парнями прошлым летом приходили сюда. Ввалились галдящей гурьбой, пытаясь найти выход, корчили друг другу рожи, хохоча, как придурки. Дэнни, как водится, жаловался на затхлость воздуха и грязные отпечатки множества пальцев на стенах, а Лекс изображал непотребства, пользуясь искажением зеркал. Но тогда их было много, светила подсветка и не было ни пропавших детей, ни подозрений. А сейчас, хотя признаваться в этом при Беверли даже самому себе стыдно, было страшновато.
- Сверим показания? – решив немного потянуть время, чтобы собраться с духом, Билл облокотился на стену и снова посмотрел на Майер, - Насколько я знаю, близнецы Парсон зашли сюда со Смиттом и не вышли. Отец говорил, они там слегка то ли между собой подрались, то ли еще с кем-то, а потом пропали. И якобы их следы выходят с обратной стороны аттракциона, но никаких дверей там не было.
Ссылаться на отца гораздо логичнее, чем на свои бредовые предположения, и школьник, неуверенно начав, закончил весьма твердо. Уж слова офицера полиции должны обладать неким весом, ведь так? Беверли, наверняка, узнала об этом месте тоже от своего отца, и ее, как приближенную к органам, послали расследовать это дело. Странно, конечно, что ночью и одну, все же возраст у них еще не считается самостоятельным, по мнению так называемых взрослых, но видимо ее очень ценят в издательстве, и Биллу даже не приходилось думать за что. Для него это было всегда очевидно.

+3

9

Круто… Да, это именно то, что ей и хотелось, чтобы подумал про нее Билл, что это круто. Чтобы восхитился. И интонация была ну по крайней мере похожей на восхищение, если не была им в действительности. Вот только почему-то стало гадко и совестно.  Не солгала, но намеренно сказала так, чтобы ввести в заблуждение. Стараясь казаться лучше, стремясь быть интересной хотя бы в чем-то. Но в действительности все оставалось по-прежнему: она была обычной девочкой, только с плохой репутацией, и семьей, о которой частенько сплетничали, про которую придумывали небылицы. И это не те особенности, которыми хотелось обладать, не то, что могло бы показаться интересным такому мальчику, как Билл. Он, словно из параллельного мира: вежливый, рассудительный, умный, эрудированный (а вот сама Беверли только в этом году узнала значение этого слова, да и слово вообще). Он офигенно рисует, хорошо учится и, наверняка, поступит в Лигу Плюща и станет кем-то выдающимся. Интересно, кем? Может, Джорджи и прав, и однажды Билл даже станет президентом Соединенных Штатов.
- Как хочешь, - Беверли пожимает плечами, наблюдая как Тото обнюхивает руку Билла, а потом слюнявым языком облизывает кончики пальцев. Действительно, с чего бы Денбро делиться чем-то сокровенным, возможно, секретами с девочкой, которая лжет.  Опять же, в отличие от него. Возможно, он здесь по той же причине, что и она, только не оправдывает это выдумкой про задание.
- Все верно, коллега, исходные данные именно таковы, - Майер улыбается, хотя про себя с досадой отмечает, что у Билла даже этих немногих исходных данных больше, чем у нее.
- А это, кстати, мой напарник и верный друг – Тото. Что-то я вас сразу не познакомила, - Бев поворачивается в сторону продолжения лабиринта, - думаю, нам стоит осмотреть место происшествия.
Вообще-то, несмотря на неловкость, она рада, что здесь не одна. Жутковато видеть десятки своих отражений, надвигающихся на тебя же. Все кажется недобрым, и отражения кажутся чем-то чужим, чем-то, живущим своей жизнью, замышляющим что-то навроде того, чтобы завладеть твоим телом. Или разумом. Или и тем и другим. По коже пробегают мурашки. И как хорошо, их скрывают длинные рукава просторной рубашки. И пальцы Бев тянутся, чтобы застегнуть на ней пуговицы. Днем было жарко и никого из знакомых школьников, кроме Лекса не было видно, поэтому она была расстегнута. Теперь же стало ощутимо прохладнее.  А еще просто хотелось спрятать слишком хорошо очерченную футболкой грудь. Пока она не выросла, все было относительно хорошо, и Беверли казалось, что если прятать ее под свитерами и рубашками, то постыдные слухи о ней постепенно будут утихать и, возможно, все снова станет относительно хорошо.
- Эм…можно тебя спросить? – Беверли хочется отвлечься от мыслей о лабиринте и того, а что бы могло таиться здесь. А еще почему-то ответ кажется важным. Возможно, это повлияет и на ее собственное будущее. А может быть и нет..

+3

10

- Да, я знаю, - не подумав, Билл ляпнул лишнего и, повернувшись, коснулся пальцем холодного мокрого носа щенка, - Он клевый. Я бы тоже хотел собаку, но мама против.
"Весь в хозяйку. Просто добавь: очарователен, как и его хозяйка, ну".
Так и не решившись ничего добавить, Денбро скользнул фонариком по зеркальным стенам. Ладно, это все, конечно, очень здорово и мило, стоять тут в темноте в узком коридоре даже в какой-то степени романтично, но он пришел сюда по другой причине, которая требовала внимания и разрешения. Может, стоило рассказать Беверли все, как есть? Про подозрения, про рисунки, про то, что видел, и как оно все совпало? Неуверенно пожевав губу, парень все же оторвался от стены и осторожно шагнул в бок, стараясь не задеть девушку, но выходя вперед. Множество нахмуренных его лиц следило за ним, искажаясь до неузнаваемости по мере удаления зеркал от входа в лабиринт. Блин, еще и пятно какое-то на рубашке сбоку, только бы Майер не заметила. Ага, как же, не заметит, мечтай, при таком то количестве отражений вокруг.
- Ну что пойдем?
Оглянувшись через плечо, школьник неуверенно улыбнулся, стараясь не показывать своей нервозности. Она вон какая крутая, расследование проводит самостоятельно, а он трусит пройти вперед, зная, что там, скорее всего, уже нет ничего страшного после осмотра полицией, боится каких-то выдуманных страшилок. Ладно, надо собраться. Если все так, как он рисовал, то самый простой способ убедиться в достоверности, это вспомнить путь пропавшей троицы по лабиринту. В теории это должно привести к месту преступления, а не в какой-нибудь очередной тупик.
Заляпанные множеством пальцев стены играли с подростками злую шутку, вырастая внезапными препятствиями перед носом. Денбро хмурится, бормоча одними губами, припоминая направо или налево, с каждым поворотом, становясь все мрачнее. Этого просто не может быть. Если до этого еще можно было списать на разыгравшуюся фантазию, на удивительное совпадение, то сейчас это уже переставало казаться страшным, оно становилось страшным. Билл не может не думать о том, что если это все правда, что его рисунки сбываются и это он убил тех парней, то он чудовище, его следует отдать на опыты. Господи, как сказать отцу, полицейскому, участвующему в поисках? А матери, что и так славится излишней опекой?
Фонарный луч скачет в дрожащей руке, выдает нервозность и художник останавливается недалеко от поворота, который, в теории, должен стать последним. Он не готов узнать правду. Просто не хочет. Терзая зубами краешек губы, Билл вытер тыльной стороной ладони выступивший на лбу пот. Может еще не поздно повернуть назад? Ну, их эти тайны. Ему нравится его жизнь, зачем рушить ее какими-то сомнениями и сомнительными способностями?
- А? – голос Беверли отвлекает от панически ускорившихся мыслей, Денбро вздрагивает и оборачивается, стараясь по-прежнему светить в пол, - Д-да, конечно, спрашивай, что угодно.
Он практически забыл про нее, погрузившись в свои мысли, и сейчас лишь добавлял топлива в огонь недовольства собой. Впервые за всю его жизнь, девочка, которая ему нравится, сколько он себя помнит, находится рядом с ним, они наедине, а он все думает о своих каракулях и каких-то монстрах. Отлично, Билл, молодец, это так по-взрослому. Так круто.

+3

11

Беверли пристально смотрит на Билла, но он не замечает ее взгляда, вновь отвлекаясь на Тотошку. Знает. Интересно, откуда.  Впрочем, вариантов немного, даже, если точнее, один: Лекс рассказал.  Брейден и Денбро дружили, и Беверли об этом знала. Сложно не знать, когда единственный, с кем ты общаешься из сверстников частенько сваливает, потому что «мы с Биллом договорились» или «понимаешь, я бы с радостью, но у нас сегодня пацанская встреча». Тото привел Лекса в восторг, и было бы удивительно, если бы Брейден не рассказал о щенке друзьям, между делом. Тем более, что это был не секрет. Отчего-то оставалась уверенность, что Александр умеет хранить секреты. И, к примеру, то, как она с ним пробиралась ночью в школу, откуда в итоге стащила гитару, осталось их тайной.
Беверли идет за Биллом, не включая свой фонарик и стараясь не отставать. Хорошо, что он идет первым: не ей приходится периодически буквально утыкаться носом в зеркало, хотя мгновением раньше казалось, что там есть проход. Кроме того, похоже, что Билл подготовился, и если у него не был карты лабиринта, которую он изучил заранее, то, как минимум, имел подробное описание того, куда нужно идти. Наверное, так сделал бы любой нормальный человек. И тем более эта заносчивая Шарлотта Аттвуд. Вот уж кто скрупулезно подходил к делам. Между прочим, этому стоило бы у нее и поучиться. Не даром же она, наверное, работала в Нью-Йоркском издании.  И кто-то тут еще мнит себя способной на журналистику, на собственное расследование? Дурацкая затея никчемной глупой девочки. Ничего путного из нее не выйдет.
Беверли кусает губы, мысленно ругая себя, опускает голову, прячась от собственных отражений за челкой, глядя скорее себе под ноги, чем куда-то еще. Иногда поглядывает на Билла, украдкой, в отражениях. Он уверенный и сосредоточенный. Сразу видно, что идет к поставленной цели. Наверное, он бы предпочел идти один. По крайней мере уж точно не с ней. И даже удивительно, что он останавливается и отвечает на ее вопрос. Она ожидала, что он и не услышит. Или проигнорирует. Должно быть, вежливость все же победила.
- А… э… - взгляд в глаза сбивает с мысли, да и вопрос кажется глупым и не уместным, и она старается спешно придумать что-то другое. Как назло, ничего не приходит в голову.
- Хочешь конфету? – рука нащупывает в кармане карамельку, и, хватаясь за нее, как за спасательный круг, Бев протягивает ее Биллу на раскрытой ладошке.
Глупо получилось. Бев отводит взгляд, но из каждого зеркала на нее смотрит Билл, да и она сама. И удивленный Тото, искренне не понимающий, чего все встали, тут же скучно.
- Я хотела спросить... эм.., - она прячет руки в карманы джинс, ругая себя, что такой просто и невинный вопрос дается ей с таким трудом, - Ты уже решил, кем станешь после школы?
Ну вот, молодец, так долго не могла спросить, что теперь этот вопрос не звучит как бы между прочим, а выглядит так, словно днем и ночью только и думаешь о том, кем станет Билл. Дура!
В действительности же получалось, что он единственный, кому она могла задать это вопрос, единственный, на кого моглахоть как-то ориентироваться, оглянуться. От Лекса планов на жизнь ждать не приходилось.
- Тото! - щенок коротко рыкну устремляется за поворот, и Беверли, конечно, тут же следует за ним, радуясь, что можно сбежать от неловкости повисшей паузы.

Отредактировано Beverly Mayer (2020-05-10 02:24:16)

+3

12

Конфетка в протянутой ладошке выбивает непрошеную улыбку на сведенном волнениями лице. Какая она милая и заботливая. Не иначе увидела во множестве его отражений озабоченный взгляд и решила отвлечь.
- Не откажусь, - забрав сладость, Денбро снова хмурится, видя отведенный в сторону взгляд, - Мне почему-то кажется, что ты хотела спросить не это.
Сняв шуршащую обертку, Билл сунул карамельку в рот, а фантик в карман, откровенно любуясь красивой, но немного смущенной девушкой перед ним. Интересно, а замечает ли она сама, как прячет в волнении руки в карманы, всегда оставляя большой палец левой руки снаружи, или как морщит нос, задумавшись над примером, или как теребит кончик волос, когда завязывает их в хвост, или как меняется выражение ее глаз, когда думает, что на нее никто не смотрит? Парень подмечал подобные мелочи годами, скрупулезно стараясь перенести на бумаги все эти, казалось бы, мелочи, но именно те мелочи, которые делали из нее ту единственную, от которой его сердце заходилось в неровном ритме, а, как правило, большой словарный запас сужался до простых междометий или каких-то до сумасшествия нелепых фраз.
- А, ну, не особо, - кислая конфетка сводит скулы, впрыскивая в слюну шипучий порошок, и Денбро мешкает с ответом, чтобы не говорить с полным ртом, но девочка срывается с места вслед за щенком, - Беверли, стой!
Узкий коридор не его комната, Билл протягивает руку, хватая рыжую за ладонь, останавливает бег, нервно сглатывая. На лице смесь ужаса, вины и растерянности. Как объяснить, что за поворотом, куда рванул Тото, уже именно то самое место. То место, к которому они оба так стремились, но художнику вовсе не хочется его видеть. Он и так знает, как оно выглядит, хотя все еще надеется ошибиться.
- Постой, не надо. Блять.
Ругательство звенит эхом, срываясь со множества отраженных зеркалами ртов, такое чужое, такое непривычное даже для него самого. Хорошие мальчики не ругаются матом, как бы не смеялись друзья. Хорошие мальчики не повышают голос. Но Билл уже совсем потерялся. Запутался в своих страхах, сомнениях, лжи. Пальцы соскальзывают с девичьей ладони, пока школьник отшатывается от приятельницы, зарываются в короткие волосы на лбу. Не надо было сюда идти. Ой, не надо было.
- Прости! – понимание, что повысил голос на Майер выбивает еще больше из колеи и Билл вновь в два шага оказывается рядом, - Извини, я не хотел. Просто, - безумно хочется взять ее за руку, объяснить, как она ему дорога и как ему сейчас не хочется туда идти, но Денбро снова медлит, смотрит дико виноватым нерешительным взглядом и, наконец, закрывает глаза, обреченно выдыхая, - Ладно… Я тебе все расскажу.
Опавшие плечи сгибаются под тяжестью решения, вынуждая сутулиться, и Билл отступает к стене, призывно свистнув щенку, надеясь, что он вернется, что Бев не побежит за ним следом прямо сейчас. Что если и этой ночью все повторится, как прошлой? Он не готов поставить ее жизнь на кон своих фантазий.

Отредактировано Bill Denbrough (2020-05-11 20:30:04)

+3


Вы здесь » Ashburn » Настоящее » The trapped and troubled - Q.P3


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC