Дорогие друзья, прошёл ровно месяц с тех пор, как мы вновь открыли для вас двери нашего города. Мы поздравляем всех вас с этой небольшой, но очень значимой для форума датой — оставайтесь с нами, а мы уж постараемся сделать так, чтобы вам было не скучно в Эшбёрне. По случаю нашего маленького юбилея мы запускаем первый игровой челлендж и первый сюжетный ивент — следите за новостями!
Elvin MayerJason WolfBillie Madison
сюжетные историисписок персонажей и внешностейбиржа трудашаблон анкетыэшбернский вестник
Добро пожаловать в Эшбёрн — крошечный городок, расположившийся в штате Мэн, близ границы с Канадой. На дворе лето 1992 года и именно здесь, в окрестностях Мусхед-Лейк, последние 180 лет разыгрывалось молчаливое столкновение двух противоборствующих сил — индейского божества, хозяина здешних мест, и пришлого греховного порождения нового мира. Готовы стать частью этого конфликта? Или предпочтёте наблюдать со стороны? Выбор за вами, но Эшбёрн уже запомнил вас, и теперь вам едва ли удастся выбраться...
Детективная мистика по мотивам Стивена Кинга. 18+
Monsters are real, and ghosts are real too
They live inside of us and sometimes they win

Новости города

7 июля 1992 года, около полудня, на эшбёрнском школьном стадионе во время товарищеского футбольного матча между эшбёрнскими «Тиграми» и касл-рокскими «Маури» прогремел взрыв — кто-то заложил взрывчатку под трибунами стадиона. Установленное число погибших — 25 человек, в том числе 20 детей, 64 человека получили ранения разной степени тяжести. Двое учеников, — Джереми Хартманн и Бет Грабер, — числятся пропавшими, их тела пока не были обнаружены. На сегодняшний день полиции пока не удалось установить виновных. На протяжении месяца к месту трагедии горожане продолжают приносить цветы и игрушки в память о погибших учениках, до августа приостановлена работа городской ярмарки.

Горячие новости

Эшбёрнский вестник Запись в квест Проклятие черной кошки Июньский челлендж

Активисты недели


Лучший пост

Голос журналистки на мгновение вывел Джейсона из тягостного морока старых воспоминаний. Яичницу ещё можно было спасти, и мужчина, действуя больше на автомате, разложил содержимое сковородки по широким тарелкам. Аромат поджаренного бекона и свеже сваренного кофе раздражал обоняние, хотелось есть, но все до единой мысли Джейсона были сейчас далеко в прошлом. Читать дальше...

Best of the best

Ashburn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ashburn » Настоящее » Но камень сорвался в пропасть с горных вершин


Но камень сорвался в пропасть с горных вершин

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[01.11.1992] Но камень сорвался в пропасть с горных вершин

https://i.pinimg.com/originals/8d/1f/b0/8d1fb009e58144a6fb3519298f6b4662.gif
"Я всех замучить был бы рад
И от того я так невесел.
Я в маске рыжей обезьяны
На праздник к вам попасть мечтал,
Когда б не камень окаянный,
Что мне на голову упал!"

Преамбула:
Джейсон и Теодор Вульфы
Тео не уверен, что он всё ещё жив, что смог выбраться из проклятого дома, в котором встретил безумца. Ему трудно и больно дышать, а мир вокруг больше не выглядит безопасным. Это его вина, но почему же так жалко себя? И сможет ли отец унять страх, поселившийся в сыне?
Резюме:
-

+1

2

Дверь за соседом захлопнулась, и Джейсон остался один. Тело била крупная дрожь, пищевод как будто горел огнём, а во рту было так сухо, что каждый вздох, кажется, царапал гортань, как нождачка, и, привалившись на кухонный стол, Вульф первым делом схватился за кувшин с водой. Едва подвижные от судороги пальцы намертво вцепились в ручку, стеклянное горлышко постукивало по зубам, Джейсон пил жадно, как будто не видел воды сто лет и в каждом глотке могло таиться его спасение. Берт, обнаруживший его во дворе пятью минутами ранее, всё ещё стоял у калитки, — мужчина видел его в окно, — он с тревогой наблюдал за ним, и Вульф слабо махнул соседу рукой: мол, не бери в голову, всё в порядке. Он шумно выдохнул, опустошив литровый кувшин до самого дна, и без сил опустился на стул. Лёгкие то и дело сводило спазмом, так что вместо вдоха получался то ли зевок, то ли чёрт знает что ещё, суставы болели, словно их выворачивало изнутри, в голове гудел тяжёлый набат. Нет, всё определенно было не в порядке, но чужое внимание было последним, в чём нуждался теперь Джейсон Вульф.
Горячий душ, кажется, пошёл на пользу. Правда, стоять, даже оперевшись на стену, Джейсон сейчас не мог, поэтому просто уселся в ванну, безвольно опустив голову и позволяя пару и тугим водяным струям окутать себя. В голове по-прежнему клубился густой, вязкий туман, но мышцы понемногу расслаблялись, унимался озноб, и острая боль в животе постепенно сменялась чувством голода — определённо, хороший знак. Больше всего Вульфа тревожило практически полное отсутствие воспоминаний. Прохладный вечер, вусмерть пьяный сосед, которого Джейсон дотащил до кровати, кот-попрошайка, и Тео, кажется, вчера не было дома... Да, это он помнил: сын отпросился в гости к приятелю, и Джейсон был один, если не считать кота, которого он из жалости взялся подкармливать. Дальнейшее терялось в тумане, неумолимо ускользая, растворяясь, как давний сон, и как он оказался у собственного крыльца абсолютно голый, Джейсон не мог себе даже вообразить. Паршивое самочувствие явно намекало на неприятности, но и о них вспомнить тоже не удавалось.
Он не знал, сколько времени провёл под душем, но ему и впрямь полегчало. Наскоро обтеревшись полотенцем, Джейсон остановился перед зеркалом, внимательно всматриваясь в своё отражение. Может быть, его избили? Это предположение мало походило на что-то разумное, но ведь если вдуматься, всё может быть. Он сидел дома один, очередной инцидент с соседом навёл на мысли об Айви, чёрт знает, что там переклинило у него в голове, может быть, он решил вдруг порефлексировать и напиться, но ничего, кроме, пива дома Вульф давно уже не держал, значит ему оставалось только отправиться в «Дровосек». За всю свою жизнь Джейсон по-плохому напивался всего пару раз и никогда от этого провалами в памяти не страдал, но вдруг на этот раз и впрямь перегнул палку? Отсюда и это отвратительное состояние: не рассчитал силы, нарвался на драку, и даже не обязательно в самом баре, мог сцепиться с кем-то по дороге домой, мало ли. Мужчина ощупал рёбра — нет, кости определенно целы, на теле нет ни гематом, ни порезов, так, пара ссадин, но это не то, что могло бы травмировать его до такой степени. И всё же внутри всё горело огнём, кололо иглами и болело так, словно все органы просто смяли, скрутили, скомкали и перемешали. Может, его сбила машина? Или он упал откуда-нибудь с высоты? Чёрт знает, в любом случае, всё это было стёрто из памяти и совершенно точно не объясняло потерю одежды.
Джейсон натянул брюки и выглянул в коридор. Куртка висела на своём месте, и мужчина, не долго думая, сунул руку в карман, где обычно носил кошелёк. Он был на месте, как и связка ключей и карточка прав, да и денег в кошельке, судя по всему, не особо убавилось, а в барах, как известно, бесплатно не наливают. Да и не было при нем денег, если он не надевал куртку. Вообще ничего ценного не было, значит, не было и грабежа: не станут же на человека нападать из-за пары старых ботинок и трижды штопанных штанов? Вульф нахмурился, неспешно проходя в кухню и снова усаживаясь за стол.
Всё это обескураживало, не было ни единого адекватного объяснения произошедшему. Может быть, его отравили? Кому и зачем это нужно, правда, совсем не ясно, какая-то ерунда, но это могло бы объяснить его состояние хотя бы отчасти. Телу вернулась дрожь, и Джейсон включил чайник, надеясь согреться чаем. Он вдруг подумал о том, что дверь в доме не была заперта, выходит, он ушёл отсюда, даже не задумавшись о том, чтобы закрыть её. Вульф с досадой подумал, что последним собеседником, которого он помнит, был соседский кот, и он вряд ли хоть чем-то поможет ему. Перевёрнутое блюдце, между тем, по-прежнему стояло у двери, остатки еды были разбросаны рядом, и Джей вспомнил, как кот испуганно метнулся вверх по лестнице, услышав... что-то. Какой-то звук, что-то на улице, стук? Вспышка памяти на секунду озарила его: да, это был стук в дверь, кто-то пришёл, и этого кого-то кот Паунсеттов почему-то испугался прежде, чем Вульф открыл ему дверь. Он тряхнул головой: опять это ощущение ваты в черепе, как будто голову заполнили киселём — всё как в тумане, как во сне. Мужчина запустил пальцы под волосы, убирая от лица влажные пряди, и вдруг больно дёрнул себя за какой-то спутанный узелок. Волосы словно слиплись, как от жвачки или клея, Джей посмотрел на руку, потирая друг о друга испачканные пальцы — смола. Да, это точно смола, и сидя в ванне он заметил, как из волос вымылись остатки хвои, выходит, он был где-то в лесу.
— Идиот, здесь кругом лес...
Он раздосадованно вздохнул и заварил в большую кружку чая покрепче. Чёрт знает что такое, не может же из памяти просто взять и стереться целая ночь. Джейсон посмотрел на часы — половина девятого. Он не помнил, сколько времени было вчера, когда он привел к себе кота Паунсеттов, так что сказать наверняка, сколько часов было проведено им в забытии, не представлялось возможным. Да и что это даст? Паршивая история, как завязка какого-нибудь идиотского сюжета, по определению лишающая героя даже минимальной надежды на благоприятный исход. Горячий чай обжёг горло, Джей передёрнул плечами — опять лихорадит, и судя по тому, как горит лицо, у него поднялась температура. Мысли без толку роились в голове, одна тревожнее другой, но ни одной разумной идеи на ум не приходило. Нужно, наверное, что-то делать: найти кого-то, кто мог его видеть, попытаться, в конце концов, вспомнить того, кто пришёл к нему вчера и так перепугал этого проклятого кота...
На крыльце вдруг заскрипели ступени, и Вульф от неожиданности резко подскочил со стула, опрокидывая кружку. Горячий чай обжёг пальцы, и Джейсон отдернул руку, отходя от стола. Мужчина вдруг подумал, что за дверью стоит его сын, и прежде, чем он успел напомнить себе, что сегодня будний день, и мальчик, судя по времени, уже давно должен быть в школе, дверь распахнулась, и на пороге показался Тео.

+2

3

Тео не помнил, как человек помог ему выбраться из подвала, в котором едва не прикончил его. На плечах словно была вся тяжесть мира, его шатало из стороны в сторону, в глазах темнело. В голове – ни одной мысли, только мягкая пустота. Кровили руки с разорванной кожей, грудь жгло, хрипы, вырывавшиеся изнутри, были тихие, но в утренней тишине явно слышные. Он ведь сам был виноват в том, что попал в чужие руки, так почему так хочется забиться куда-нибудь в угол и себя пожалеть?

Голос у Существа был хриплый, въедливый, пробирающий до самых кишок.
Существо было сильное. Существо было оскорблено.
Существу было всё равно, что Тео ни в чём не виноват.
Существо желало крови.

Тео привалился плечом к ближайшему забору и прикрыл глаза. Его тошнило. Его ингалятор и камера остались в том доме, и он мысленно попрощался с ними. Если бы ему хватило мозгов остаться дома, не лезть в этом, ничего подобного бы не случилось.
Что скажет отец?

…чужое дыхание касалось затылка – это было едва ли не мерзко;
…на коже, кажется, остались следы едкой слюны;

В животе булькнуло, и Тео согнуло в приступе рвоты. Стало чуть легче, будто из организма ушла лишняя желчь. Он выпрямился и вытер рот рукавом толстовки.
Он и не заметил, что уже порядком рассвело. Отец, наверное, уже был дома? Вот задаст же трёпку… Тео не пошёл в школу.
Впрочем, сейчас у него были проблемы покруче. Так ведь? Это… существо. Кем оно было? История про волчицу была ужасна, но что это дало? И захочет ли Тео узнать это позже, когда шок и страх оставят его?
Как добрался до собственного дома, он вряд ли бы вспомнил, но знакомый скрип ступеньки под ногой привёл в себя. Тео моргнул, помедлил и ввалился в коридор, не сразу понимая, что отец дома.

Он бледно улыбнулся Джейсону, подмечая, что тот выглядел едва ли не менее растрёпанным и растерянным, чем он сам. Волосы в беспорядке, в глазах что-то такое… Тео моргнул, провёл по лицу и кровь из вновь открывшихся ранок измазал щёку.

Как часто они говорили с отцом по душам? Пожалуй, никогда. Слишком далёкие друг от друга, слишком закрытые для семейных отношений. Любил ли Джейсона Вульфа? Как и каждый ребёнок, он любил своего родителя, единственного, который у него оставался.
Но были ли они близки?..
То существо, оно требовало от Тео справедливости, но разве мальчишка знал что-то об этом?

- Папа, - сипло позвал он.

Мол, папа, со мной что-то не так. В груди всё ещё клокотал хрип, но он старался не замечать этого.
Мол, папа, меня кто-то обидел.
Можно ли назвать обидой то, что с ним сделало это существо? Оно всего лишь хотело убить Тео, разве можно было его винить?
С губ сорвался истерический испуганный смешок.

- Пап, он сломал мой ингалятор, - обиженно пробормотал Тео, приближаясь к отцу медленно, словно ноги всё ещё плохо держали его.
Отец всегда был крепким, высоким, сильным. Он возвышался крепостью над мальчишкой, и с ним Тео никогда ничего не боялся.

До сегодняшнего дня. Папа не сможет спасти его от существа, если оно придёт за ним.

А оно придёт.

Тео чувствовал это кожей.

+2

4

Голос мальчика заставил Джейсона вздрогнуть, чувствуя, как нутро обдало обжигающим холодом. Он звучал сипло, устало и как-то бесцветно, как если бы Тео смертельно устал, или просто посадил голос и не мог теперь в должной степени его контролировать. Парнишка выглядел поникшим и совершенно раздавленным - не нужно было присматриваться лишний раз, чтобы понять, что Тео влип в неприятности. Бледный, грязный, напуганный - глядя на сына, Вульф с трудом сдержался, чтобы не сорваться с места и не наброситься на него с расспросами. Но он бы сделал только хуже, нет, нужно было спокойно разобраться во всём.
Тео приблизился, пошатываясь, и Джейсон придержал его за плечи, чувствуя, что мальчик почти не стоит на ногах. Казалось, он сейчас просто обмякнет в его руках, а то и вовсе потеряет сознание. Что с ним произошло, его избили? Он отпрашивался на ночь к своему однокласснику, вместе готовить какой-то проект, так может, ребята устроили вечеринку, и просто не поделили что-то между собой? Тео никогда не был задирой, но и постоять за себя, к несчастью, тоже никогда не мог. Джей внимательно всмотрелся в лицо сына, думая о том, что его, возможно, напоили, или угостили таблетками или травой. Но зрачки мальчика были в норме, а пахло от него вовсе не алкоголем, а чем-то таким... Сыростью? Землёй? По лицу Тео была размазана кровь, и Вульф опустил ладонь ему на щёку, когда мальчик вдруг снова взглянул на него. На долю секунды Джейсон оцепенел - он вспомнил, кто приходил к нему ночью. И вспомнил, зачем.
- Тише, приятель, тише. Садись.
Он усадил мальчика на стул и в пару широких шагов быстро преодолел прихожую, распахивая дверь ванной комнаты. Шкафчик над раковиной хлопнул створкой о кафельную стену, Джейсон схватил коробку-аптечку и поспешил вернуться к сыну. Теодор все так же безвольно сидел на стуле, растерянно глядя на скатерть, уже успевшую пропитаться разлитым чаем. Вульф сунул в руку мальчика запасной ингалятор и поставил перед ним стакан воды.
Джейсон Вульф любил сына. Любил всегда, с того самого дня, как Тео появился на свет, и прекрасно осознавал, какую ответственность берёт на себя, забирая его от дедушки с бабушкой в другой город. Тео всегда был болезненным и очень восприимчивым ребёнком, Джей прекрасно знал, что ему нелегко живётся, и никогда не простил бы себе, если бы с сыном что-то случилось. Он позабыл бы обо всём на свете, если бы Теодору нужна была его помощь, и сейчас, глядя на сына, дрожащими пальцами вцепившегося в ингалятор, словно в какой-то оберег, Джейсон вдруг вспомнил - вчера всё так и было. Человек, невесть откуда появившийся в ночи на его пороге, сказал, что Теодору грозит беда, и Вульф бросился в лес, искать мальчика. Он вспомнил, как добежал до болота и, не найдя сына, решил, что кто-то так зло обманул его. Но похоже, он просто искал совсем не там, где следовало.
- Ну, ты как, м? - стараясь не давать волю эмоциям, чтобы ещё больше не пугать сына, Джейсон убрал от лица мальчика растрёпанные волосы. - Что случилось, Тео? Кто... Кто сломал тебе ингалятор?
Вульф вдруг припомнил один из первых дней сына в эшбернской школе, когда мальчик вернулся домой, как в воду опущенный, в порванной рубашке, и наотрез отказывался рассказывать Джею о том, кто его обидел. Он так и не признался тогда отцу, упрямо твердил, что не станет жаловаться и со всем разберётся сам, а на следующий день Вульф нарочно приехал забрать Тео из школы, чтобы одноклассники видели, что за него есть кому заступиться. Непедагогично, неправильно, неразумно - всё это так, но Джейсон оторвал бы голову любому, кто причинит его сыну вред. А сейчас мальчик был настолько потерянным, настолько испуганным и разбитым, что Вульф отлично понимал - всё очень серьезно. А вкупе с тем, что события прошедшей ночи тревожными, рваными, неясными кусками то и дело возникали в его сознании, пугая и тревожа, мужчина теперь нутром чуял, что всё это как-то связано с тем, что произошло с его сыном. И от мыслей об этом вдоль позвоночка острыми иглами бежала ледяная дрожь.
- Ну же, Тео, не молчи. Что с тобой случилось?

+2


Вы здесь » Ashburn » Настоящее » Но камень сорвался в пропасть с горных вершин


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC