Дорогие друзья, прошёл ровно месяц с тех пор, как мы вновь открыли для вас двери нашего города. Мы поздравляем всех вас с этой небольшой, но очень значимой для форума датой — оставайтесь с нами, а мы уж постараемся сделать так, чтобы вам было не скучно в Эшбёрне. По случаю нашего маленького юбилея мы запускаем первый игровой челлендж и первый сюжетный ивент — следите за новостями!
Elvin MayerJason WolfBillie Madison
сюжетные историисписок персонажей и внешностейбиржа трудашаблон анкетыэшбернский вестник
Добро пожаловать в Эшбёрн — крошечный городок, расположившийся в штате Мэн, близ границы с Канадой. На дворе лето 1992 года и именно здесь, в окрестностях Мусхед-Лейк, последние 180 лет разыгрывалось молчаливое столкновение двух противоборствующих сил — индейского божества, хозяина здешних мест, и пришлого греховного порождения нового мира. Готовы стать частью этого конфликта? Или предпочтёте наблюдать со стороны? Выбор за вами, но Эшбёрн уже запомнил вас, и теперь вам едва ли удастся выбраться...
Детективная мистика по мотивам Стивена Кинга. 18+
Monsters are real, and ghosts are real too
They live inside of us and sometimes they win

Новости города

7 июля 1992 года, около полудня, на эшбёрнском школьном стадионе во время товарищеского футбольного матча между эшбёрнскими «Тиграми» и касл-рокскими «Маури» прогремел взрыв — кто-то заложил взрывчатку под трибунами стадиона. Установленное число погибших — 25 человек, в том числе 20 детей, 64 человека получили ранения разной степени тяжести. Двое учеников, — Джереми Хартманн и Бет Грабер, — числятся пропавшими, их тела пока не были обнаружены. На сегодняшний день полиции пока не удалось установить виновных. На протяжении месяца к месту трагедии горожане продолжают приносить цветы и игрушки в память о погибших учениках, до августа приостановлена работа городской ярмарки.

Горячие новости

Эшбёрнский вестник Запись в квест Проклятие черной кошки Июньский челлендж

Активисты недели


Лучший пост

Голос журналистки на мгновение вывел Джейсона из тягостного морока старых воспоминаний. Яичницу ещё можно было спасти, и мужчина, действуя больше на автомате, разложил содержимое сковородки по широким тарелкам. Аромат поджаренного бекона и свеже сваренного кофе раздражал обоняние, хотелось есть, но все до единой мысли Джейсона были сейчас далеко в прошлом. Читать дальше...

Best of the best

Ashburn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ashburn » Прошлое » Ритуал


Ритуал

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[8.09.1970] Ритуал

http://forumuploads.ru/uploads/001a/62/8f/8/24633.gif
У ритуала нет смысла, но есть цель.

Преамбула:
Henry Twins, Billie Madison
Куда идут двое подростков в ночь "отсеченных голов"? разумеется проводить опасный ритуал по вызову каннибалов и наказанию с их помощью обидчиков ну по крайней мере один из них. Билли же думает о том, как отговорить приятеля от этой глупой затеи. И только Лес предвкушает бесплатное развлечение.
Резюме:
-

0

2

Генри остановился на узкой тропе и всмотрелся, прищуриваясь, в едва заметный просвет между деревьями. На лес уже опустились сумерки, так что рассмотреть что-то наверняка представлялось возможным разве что на расстоянии пары локтей. За спиной сомкнулись тонкие ветви, как будто отсекая путь отхода и впуская подростков в лесное царство. Мальчишка нахмурился, брови сошлись над переносицей, он шмыгнул носом и со всей решительностью шагнул на тропу. Он нарочно не смотрел в сторону Билли, стоящей справа чуть позади, демонстративно игнорируя её присутствие: он сердился на девчонку за то, что не послушалась и пошла с ним в старую хижину, считая, похоже, что Генри Твинсу нужна помощь. Вот ещё! Во всяком случае, не от такой девчонки, как Мэдисон, пусть она и выше Генри на целую голову. И что с того, что ей не составило труда на прошлой неделе дать отпор заводиле Тэду — просто случайность, этот доходяга только и умеет, что чесать языком, конечно, он спасовал, когда на него замахнулись шваброй. А Билли молчит, упрямая, как будто понимает что-то такое, до чего сам Генри его не дорос, как будто прощает ему это непонимание. Мальчишка раздражённо фыркнул и быстро зашагал вперёд по тропинке.

— Эй, Твинс, а твой красномордый родственник носит совиные перья в заднице?
Его толкают в спину, и парнишка впечатывается в ближайшую стену, едва успевая выставить вперёд ладони, чтобы не приложиться носом. Внутри клокочет, поднимаясь из глубины, жгучая ярость, а Эванс, главный школьный заводила, почему-то считающий себя в праве устанавливать здесь свои порядки, уже навалился сзади, изо всех сил уперевшись коленом в поясницу Твинса. Генри дёргается, но ублюдок Эванс держит крепко, так что остаётся только тихо рычать, чувствуя у самого уха его поганое дыхание.
— Я слышал, индейцы в наказание обливают своих соплеменников чёрной смолой, ты же считаешь себя индейцем, Твинс? Смолы мне не достать, но есть чернила. А ну, стой спокойно!
Эванс достаёт что-то из кармана, и Генри видит пузырёк чернил, появившийся в его руках. Мальчишка смеётся, откручивая крышку, и теперь ещё двое его приятелей пристроились по бокам, держа вырывающегося Твинса за плечи. Эванс открыл банку, и чернила щедро полились на Генри, пачкая лицо и шею, заливаясь на шиворот, и он почувствовал на губах пресный металлический привкус. Он снова дернулся, ещё и ещё, слыша, как вокруг, привлеченный зрелищем, уже собрался народ, гогоча и радуясь очередной расправе над изгоем Твинсом.
Чернила кончились, и его отпустили, под улюлюканье гогочущей толпы, и Эванс подбоченился, отступая на шаг назад и глядя на униженного, перепачканного чернилами Генри.
— Извини, приятель, красных не было. А так ты куда больше похож на нигера, чем на индейца.
Он разразился хохотом, и этот звук, кажется, несколько раз отозвался эхом в голове Твинса. Обида и злость хлынули через край, и Генри сорвался с места, бросая на пол рюкзак, и слёту сбивая с ног обидчика. Он оседлал оказавшегося на полу Эванса и изо всех сил ударил кулаком в лицо — раз, другой, третий... Под сжатыми в кулак пальцами противно хрустнуло, из сломанного носа Эванса хлынула кровь, и Твинс почувствовал, как его схватили сзади, оттаскивая от парнишки, уже захлебывающегося собственными соплями. Генри дернулся, отпихиваясь и пинаясь, и изо всех сил ударил Эванса в лицо мыском ботинка, с удовольствием глядя на то, как резко запрокинулась его голова и кровавые капли брызнули на светлый плинтус. Следующий удар пришёлся в живот, за ним ещё один, и ещё, пока чьи-то сильные руки не оттащили его, наконец, от несчастного Эванса.
— Что здесь происходит?! — визгливый голос завуча взвился под самый потолок школьного коридора. — Твинс, немедленно к директору! Ты что, с ума сошел? Так же убить можно!
Тренер Уильямс, сумевший оттащить Генри, теперь крепко держал его за плечо, настойчиво выталкивая в узкий коридор, в сторону директорского кабинета, но Твинсу было уже всё равно. Он слишком долго молчал, слишком долго терпел все эти издевательства, следуя советам своего наставника, старого Канги, о том, что обидчиков нужно прощать, ведь только это может чему-то их научить. Интересно, что бы он сказал, если бы знал, что сам являлся поводом для большей части издевательств над мальчиком. Конечно, он не был Генри родственником, просто он позаботился о Твинсе, когда тот, сбежав из приюта, вернулся в Эшбёрн и не был принят своей семьёй. Он даже не был ему официальным опекуном, но Твинсов устраивало, что сын больше не беспокоит их, поэтому все документы, чтобы мальчик мог продолжать учебу в местной школе, были подписаны ими без уговоров. И Генри учился кое-как, все чаще ввязываясь в драки, вроде этой, просто потому, что не привык подставлять щёку. Кто бы мог подумать, что индейцы такой миролюбивый народ...

Под ногой Билли хрустнула ветка, и Генри метнул в сторону девчонки недовольный взгляд. Они прошли приблизительно половину пути до старой хижины каннибалов, и чем ближе они подходили, тем больше нарастало внутри напряжение. Твинс не был уверен до конца, верит ли он сам в легенду о Браунах, но всей душой желал, чтобы в мире существовала сила, способная раз и навсегда отвадить от него ублюдков, вроде Нэда Эванса.
— Ты так и будешь пыхтеть мне в спину? — раздражённо спросил он девочку, останавливаясь. — Зачем ты вообще пошла со мной? Шумишь, вздыхает на весь лес... Видно же, что тебе вся эта затея не нравится, так зачем пошла? Думаешь, я сам не справлюсь?
Он посмотрел на Мэдисон с вызовом и сложил руки на груди.

+1

3

Отец любил рассказывать сказки. У него не было времени, чтобы помочь с уроками или приготовить обед, но на истории оно находилось всегда. Сказки шерифа были мрачными, с кровавыми ритуалами, страшными монстрами и обязательно лесом в котором все это происходило. Билли обделенная отцовским вниманием слушала байки внимательно, упорно делая вид что они ей нравились. Близняшки обычно хныкали и прятались под одеялом, а Чарли... сестра просто уходила говоря, что, хотя бы вечер должна посвятить себе, а не домашним заботам. Отец не настаивал лишь виновато, улыбался.
Каждая отцовская история представляла собой пересказ очередной Эшберновской легенды, а за моралью следовали наставления о том, как этого можно было бы избежать. Для них с сестрами это, наверное, было самой интересной частью. Днем, когда шериф был на службе они играли в охотников на монстров. Обычно средняя сестра изображала страшное приведение или каннибала, а близняшки делали все чтобы не попасть в лапы монстра. Жаль, что это не помогло им, когда пришла беда. Билли до сих пор не могла понять зачем они пошли в лес одни. Была конечно версия о том, что их кто-то туда заманил, но вряд ли сестренки пошли бы за незнакомцем. Винила ли Мэдисон себя? Безусловно. Если бы она тогда не поцапалась с Чарли, если бы осталась дома, вместо того чтобы сбежать, возможно все было бы по-другому. Отец так и не узнал о том, что она сделала. Старшая сестра обещала, что сохранит секрет. Билли надеялась, что она сдержит слово. И все же «тайна» давила на неё, заставляла испытывать изматывающее чувство вины. Она и увязалась то за Твинсом исключительно из-за этого. Считая, что, если она отправится вместе с мальчишкой с ним ничего не случится.
Стоило тонким веткам сомкнуться за спиной отрезая путь домой Билли почувствовала себя неуютно. На ум тут же пришла одна из историй отца о мальчике который потерялся в лесу в ночь отсеченных голов и о том как-то что от него осталось, нашел местный егерь.
Генри шагал где-то впереди усиленно, делая вид что не замечает её и вообще они идут отдельно друг от друга. Твинс был еще тем упрямым сукиным сыном. Его не испугала перспектива быть сожранным призраками каннибалов которую расписала ему Билли. Это не испугало подростка и не уменьшило желания провести обряд. Похоже Эванс действительно засел у него в печенках. К ней кстати местный задира не лез, опасался отца, да и Мэдисон никогда не относилась к робкому десятку. Они держали нейтралитет, и делали вид что не замечают друг друга. Именно из-за Нэда, а не из-за легенды Билли и настояла на том, что пойдет с Генри. Эванс намеревался отомстить, а что может быть лучше, чем сделать это в ночь отсеченных голов. Говорить об этом самому виновнику торжества она не собиралась вряд ли мальчишка повернет обратно домой, скорее уж еще больше утвердиться в том, что только ритуал ему и поможет.
«Если бы все было так легко» — Тоскливо подумала девчонка, засовывая руки в карманы мешковатых джинсов. Если бы Билли могла быть уверенной в том, что есть какая-то сила способная все исправить она бы отдала все что угодно чтобы Андреа вернулась домой. Смешно, но на ярмарке в этом году девчонка, преодолев свою нелюбовь к цыганам зашла в палатку предсказательницы. Старая цыганка, забрав все отложенные на развлечения карманные деньги выдала какую-то белиберду, а потом и вовсе выгнала из своей палатки сделав вид что чего-то испугалась. Разумеется, чертова старуха просто притворялась в этом Мэдисон была уверенна. Обман у цыган был в крови. Стоит ли говорить, что после этого она начала ненавидеть кочевое племя еще больше, а еще поняла, что надеяться можно только на себя. Никто не придет и не решит всех твоих проблем. Ей придется жить со своей ложью и виной до конца жизни.
Они прошли уже примерно половину пути, когда под её ногой сломалась ветка. Шум нарушил хрупкую тишину, установившуюся между подростками и стал для Твинса последней каплей.
— Во-первых я сказала, что пойду с тобой и я пойду. — Упрямо качнула головой Билли смотря на собеседника сверху вниз.
— Во-вторых для ритуала нужно больше одного человека. — Добавила примирительно. Генри был вспыльчив и мог просто из упрямства убежать в хижину один.
«В-третьих вдвоем у нас есть шанс отбиться от Эванса и его дружков. Как вариант они вообще не решатся с нами связываться» — Про себя добавила девчонка.
— Мне не нравиться эта затея. — Все же признала она. — Джеймс говорит, что у каждого желания есть своя цена и не ты устанавливаешь её. — Веско заявила Мэдисон, копируя интонации отца, которого после пропажи сестер называла исключительно по имени. Считая, что не имеет права звать его папой ведь она так подвела его.
Протиснувшись мимо Твинса, Билли с независимым видом пошла вперед.
— Идем, нужно дойти до хижины до темноты и подготовить все к ритуалу. Если ты конечно не передумал?

+1

4

С тех пор, как Генри вернулся в Эшбёрн, жизнь его была не на много лучше приютской. Конечно, старый Канги заботился о мальчишке, как мог, и всё-таки их совместное существование трудно было назвать безмятежным. Несмотря на своё происхождение, индеец не жил в резервации, его лесная хижина находилась в черте городской территории, и со своего промысла он совершенно честно выплачивал налог в эшбёрнскую казну. Канги вёл уединенную, тихую жизнь и никогда не имел проблем с законом, и всё же десятки недовольных и даже осуждающих взглядов ежедневно градом сыпались на него, и под этот же град неминуемо попадал Генри. Приёмыш, приживалка, индейский прихвостень, краснозадый ублюдок - как только не дразнили Твинса, за спиной и в глаза, стараясь обидеть мальчишку побольнее, и Генри прекрасно понимал, что его нынешние одноклассники, эта толпа шакалов, мало чем отличались от тех же приютских ребят. И хотя их оскорбления звучали иначе и, если вдуматься, гораздо сильнее задевали индейца, чем его воспитанника, прежними остались злобные взгляды и острые языки. От детей не отставали и взрослые: отказ четы Твинсов от собственного сына был достаточным поводом для них сходу записать Генри в число совершенно безнадёжных ребят, которым, разумеется, вовсе не место в их городе и их жизни. И тем удивительнее было, что Билли, - не просто какая-то девчонка, а дочка самого шерифа, - вообще якшается с ним.
Мэдисон обошла его и двинулась вперёд, с видом независимым и совершенно гордым, как будто знала всё о планируемом ритуале и, предвидя ужасные последствия для них обоих, всё также великодушно соглашалась вести непутёвого мальчишку к его цели. На самом деле, Билли была ещё той задавалой, как и все девчонки, и всё же Генри приходилось признать, что смелости и упрямства ей было не занимать. Мальчишка фыркнул и усмехнулся. Они с Билли никогда не были уж очень близки, не откровенничали и не болтали по душам, но Твинс почти всегда видел её где-то поблизости. И голос брата в его голове почти всегда умолкал, когда Мэдисон была рядом с ним.
Генри и теперь прислушивался к себе каждую секунду, с того самого момента, как они вошли в лес, но не слышал ничего, кроме собственных мыслей. Всю предыдущую ночь Ричард стенал и плакал, не давая Твинсу уснуть, предупреждал брата, уговаривал не ходить к злосчастной хижине и оставить мысли о мести. Он вообще всегда плакал, но только обычно - жалуясь на собственные страдания, а теперь как будто бы и правда всеми силами пытался удержать Генри от необдуманных шагов. Так и не сомкнув глаз до самого утра, парнишка за завтраком как бы невзначай спросил Канги о том, что индейцы думают о проклятии эшбёрнских каннибалов. Старик нахмурил густые брови и долго поигрывал желваками, молча глядя куда-то в окно, пока Генри с замиранием сердца ждал от него ответа, а потом заговорил и долго, почти четверть часа, рассказывал мальчику, что злость и безумие не принадлежат ни к одной из религий, и что никакие боги не одобряют мести и не потворствуют дурным помыслам. Сказал, что Ночь Отсеченных Голов - просто выдумка слабых духом белых людей, и что в здешних лесах много жути и ужаса и без всех этих сказок. Потом Канги долго и проникновенно смотрел на Генри, и означало это только одно - он, как и прежде, видит паренька насквозь. Но Твинс был упрям, как мул, и даже старый индеец, безмерно уважаемый и, на самом деле, любимый мальчишкой, едва ли сумел бы его отговорить.
Оставшийся путь до хижины Браунов подростки прошли молча. Каждый думал о своём и в глубине души наверняка опасался, не зная, чем для них закончится эта ночь. А между тем сумерки сменились настоящим мраком, в низинах и оврагах старого леса колыхались тени, вековые деревья призрачными великанами свысока смотрели на непрошеных гостей, кажущихся на их фоне крошечными и совершенно беззащитными. Генри припомнил старую сказку братьев Гримм о брате и сестре, забредших в дом старой лесной ведьмы - "Гензель и Гретель", единственная сказка, которую в приюте они штудировали едва ли не каждый день. Жуткий сюжет, где фигурировал злодей, жадный до человеческой плоти, прямо как в легенде об эшбёрнских каннибалах, пугал и одновременно завораживал Твинса: раз за разом возвращаясь к этой истории, он представлял себя в роли Гензеля, размышляя о том, как бы он справился со старой людоедкой. И теперь, с каждым шагом всё осторожнне ступая по влажной лесной подстилке, Генри невольно ожидал увидеть на поляне пряничный домик. Но вместо пряничной крыши и сахарных окон подростков встречала полусгнившая лачуга с заколоченой дверью и давно оскалившимися пустотой черными провалами покосившихся рам.
- Ну что, Мэдисон, - ухмыльнулся Твинс. - Страшно?
Он обошёл девчонку и первым приблизился к хижине. От оконных провалов несло гнилью и сыростью, и от самой мысли заглянуть внутрь волоски на руках Генри предательски встали дыбом. Он подбоченился, стараясь не выдавать Билли своей растерянности, и как бы походя пнул мыском ботинка сплющенную консервную банку, валяющуюся на земле рядом с провалившимся наполовину крыльцом. Парнишка отлично знал, что внутри старого дома, скорее всего, нет ничего, кроме куч старого хлама и вонючего мусора, но в воображении теперь, как назло, разом выстроились в ряд все известные ему истории о семействе эшбёрнских людоедов - во всех подробностях. Не стоило забывать и о том, что ритуал, который Генри так решительно намеревался провести этой ночью, с помощью Мэдисон, или без неё, предполагал жертвоприношение - самое настоящее, с убийством живого существа. Это мальчишка, конечно, тоже продумал: вот уж чего, а крысиных гнёзд в вонючей хижине должно быть с избытком, изловить пару хвостатых вредителей не составит труда. И хотя Твинс за свою недолгую жизнь пришиб лопатой достаточно крыс и кротов, мысли о том, чтобы ритуально свернуть шею зверьку прямо здесь, в ночном лесу, почему-то пугали мальчика.

+2

5

- Страшно. – Согласилась девочка, втягивая носом воздух. Горьковатый запах прелых листьев смешался со сладковатым душком подгнившего дерева, создавая непередаваемый «аромат», вызывающий рвотные позывы. «Страшно, что наступлю на ржавый гвоздь и подцеплю столбняк», - добавила Билли, морщась с отвращением. Тусклый луч фонарика, который Мэдисон достала, стоило темноте обступить их с Твинсом со всех сторон, выхватывал то острые зубья сгнивших досок, то скабрезную надпись. Лачуга снаружи была исписана памятными надписями, среди которых были не только ругательства, но и даты, имена, даже детский стишок о скрюченном человеке. И да, Билли это действительно пугало. Страх не был осознанным, скорее на уровне инстинктов, которые говорили, что в оставленном человеком жилище ничего хорошего её не ждёт. Оставалось надеяться, что Нэд и его дружки не настолько смелые или тупые, чтобы соваться сюда… в отличие от них двоих. Генри, тем временем, собрав все свое упрямство и смелость, шагнул вперед, но войти в проклятый дом не спешил.
- Интересно, а сваренные уши все еще лежат на столе? – Пробормотала Билли словно бы самой себе, но так, чтобы Твинс услышал. Девчонка все еще надеялась, что приятель откажется от идеи ритуала. Ему стоило сделать это раньше, например, когда узнал, что для ритуала нужно четыре человека. Но похоже здравый смысл пасовал перед желанием отомстить. На миг она задумалась о том, что попросила бы сама, если бы злобные духи отозвались. Будущее, которое они могли предсказать, Билли не интересовало. Да и кого заботят подобные вопросы в тринадцать лет, когда думаешь, что будешь жить вечно и у тебя достаточно времени, чтобы принять все эти важные взрослые решения и сделать выбор? Наверное,  Мэдисон попросила бы отомстить тому, кто забрал Андрею. Проблема была в том, что она не знала кто был этим «кем-то», а в то, что духи всеведущи, Билли не верила.
- В ушах же сплошные хрящи, есть там нечего. Поэтому каннибалы и отрезали их. – С видом отличницы веско заявила Билли, надеясь, что уж это точно прохватит мальчишку и заставит повернуть назад.
«А еще, они сварили их головы», – приблизившись, сообщила она. Фонарик скользнул в пустые провалы окон, высветив часть обрушившейся крыши. На миг показалось как что-то шевельнулось там, внутри, но стоило сфокусировать зрение и силуэт пропал, а мозг поспешил списать все увиденное на игру воображения.
«И съели их глаза. Глаза, Генри! – понизив тон до свистящего шепота, Билли приблизилась к Твинсу. – И ещё мозги!» – добавила девчонка для пущего эффекта. На самом деле таких подробностей она не знала и идею про съеденные мозги позаимствовала из фильма про Индиану Джонса, который они с компанией смотрели прошлой весной на ярмарке. Тома Симонса при просмотре этой сцены вырвало на сидящего впереди них человека. Было смешно и противно, тогда их выгнали с сеанса, не дав досмотреть фильм до конца.
«Они выели их большой ложкой», – произнесла Билли и задумалась над тем, не переборщила ли  с подробностями и были ли вообще ложки у Браунов.
Темный Эшбернский лес тем временем наполнился звуками. Какие-то из них были привычными: крики птиц, шелест листьев, но было и чуждые дикой природе: звуки шагов и тихие голоса переговаривающихся людей. Мэдисон вздрогнула, она успела забыть, что в Ночь отсеченных голов лес не так пуст, как это бывало обычно.
«Так мы идем, или возвращаемся?» – чуть резче, чем следовало бы, спросила она. Спину словно колол чей-то недобрый взгляд. Возможно, Эванс с дружками уже притаились в кустах позади них и только ждут удобного момента, чтобы напасть. Встретить врага внутри дома было предпочтительней, чем снаружи. К тому же, внутри можно найти что-нибудь для обороны. «Ну?» – поторопила Билли приятеля, понимая, что решение должен принять именно Генри.

+3

6

- Какие ещё уши? - Генри нахмурился, глядя на Мэдисон с подозрением и недовольством. - Ой, Билли, да прекрати!
Твинс раздражённо отмахнулся и поставил ногу на нижнюю ступеньку прогнившего крыльца, пробуя её на прочность. Наверняка Билли сейчас дрожит от страха и просто пытается убедить его не ходить в старую хижину. Мальчишка фыркнул, складывая на груди руки, и покачался вперед-назад, нарочно перенося вес тела на правую ногу, стоявшую на ступеньке. Какая разница, съели каннибалы уши, или мозги? Это ведь было чёрт знает когда... Хотя, конечно, среди одноклассников Генри находились брехуны, из года в год на разные голоса рассказывавшие истории о том, как они сами ходили в хижину Браунов, - так им и поверили, конечно, ищи дурака, - и якобы находили ужасные трофеи: высушенные головы, замаринованные глаза, связки вырванных зубов - можно было подумать, что Брауны готовились к войне и голоду, запасаясь деликатесами на годы вперёд. Конечно, Генри не верил этим байкам, ведь никто из рассказчиков ничем не мог подтвердить правдивость этих своих похождений - само собой, чудесным образом найденные трофеи всегда пропадали без вести. Не иначе как призраки Браунов приходили забрать своё. Только один паренёк, Нельсон Клаус, бесстрашно хвастался налево и направо якобы найденным им в хижине зубом, но Генри ни секунды не верил ему: не так уж сложно было отличить молочный зуб от коренного, и когда обман вскрылся, Нельсона просто засмеяли всей школой.
А вот рассказы старого Канги о хижине действительно впечатлили Генри. Индеец был в доме людоедов несколько лет назад, когда двое мальчишек из резервации пропали в лесу. Их мать знала, что ребята неровно дышали к легенде о каннибалах, и догадывалась, что они, скорее всего, направились туда. Идти в страшную хижину в одиночку женщина не решилась, а старый охотник не мог отказать ей в помощи. Но Канги не рассказывал Твинсу ни об отрезанных ушах, ни о скелетах в постелях. Дом был стар, и опасность таилась вовсе не в призраках и их прошлых грехах, а в полусгнившем полу и обветшалых стенах. И мальчишек из резервации убили не каннибалы, а их собственная неосторожность: один из них провалился в глубокий подвал и сломал шею, а второго Канги нашёл во дворе у крыльца - его убило упавшее дерево. То самое, ствол которого до сих пор лежал поперёк ступеней, прямо перед Генри. Мальчишка нервно сглотнул и убрал ногу с крыльца. Разумеется, мораль рассказа Канги заключалась в том, что ветхие строения сами по себе опасны и не ждут гостей, но ведь если вдуматься, смерти тех ребят, пусть даже самые обыкновенные, на первый взгляд, и не имеющие с мистикой ничего общего, могли быть подстроены кем-то. Генри снова нахмурился. К чему все эти рассуждения вообще? Он ведь пришёл к Браунам, чтобы провести ритуал, так что в его интересах, чтобы призраки в этой развалине, действительно, были.
- Ладно, пошли, - буркнул он. - Мне, в отличие от тебя, не страшно - понятно? Можешь тут стоять до утра, конечно... А вообще-то ты и сама кому хочешь мозги большой ложкой выешь, - он вдруг усмехнулся, совсем беззлобно, по-дружески, и подмигнул девчонке. - Ну всё, шутки в сторону. Я слышал, что в таких домах главное не заглядывать в зеркала, потому что в них как раз и прячется... всякое, - он неопределенно развёл руками. - А, ну и на гнилые доски, конечно, старайся не наступать.
Генри первым шагнул на крыльцо, прислушиваясь к жалобному поскрипыванию ступеней. Страшно было представить себе, что одна из них сейчас проломится под его весом - не потому что переломать ноги перспектива не из приятных, а потому что Канги был бы чертовски разочарован, узнай он, что его воспитанник вот так просто взял и наплевал на все его советы и увещевания. Дверь в хижину со скрипом открылась, в лицо пахнуло сыростью и гнилью, и Твинс выудил из кармана маленький фонарик, освещая пространство перед собой. Ничего - только груды мусора и плохо узнаваемые следы интерьера, когда бывшего здесь: покосившийся стол без одной ноги, перевернутый табурет, да груда досок возле выбитого окна, бывшая когда-то шкафом или комодом. Попав под острый луч фонарного света, из угла метнулась здоровенная крыса, сшибая на своём пути что-то вроде расплющенной консервной банки. Генри обернулся к девочке и кивнул ей.
- Как думаешь, где лучше всего... ну, приносить жертву? Может, на столе? Там, кстати, нет никаких голов, Мэдисон. И не удивительно: их наверняка ещё сто лет назад растащили, или индейцы разобрали на обереги. Мне Канги рассказывал, что у индейцев есть какие-то свои культы смерти. Они, правда, мало распространены и отрицаются многими коренными народами... Слушай, а вдруг эти Брауны и сами были культистами? Ну, мало ли, может, они тех подростков тоже сожрали не просто так, а потому что приносили кому-то жертву. Вряд ли это что-то меняет... И всё-таки интересно. Ну так что, где по-твоему лучше начать? - Твинс сунул руку в карман и достал перочинный ножик.

+2

7

«Я не трусиха», – пробормотала Билли и упрямо сжала губы. Она была в том самом возрасте, когда прослыть трусом было страшнее любых неприятностей.
- Ты думаешь там ещё остались целые зеркала? – спросила девчонка с сомнением. В одной из своих страшилок отец рассказывал о твари, которая живет на той стороне и только ждет, чтобы вырваться наружу. Поэтому хорошие девочки не должны были заглядывать в зеркало ночью и вешать его в спальне. В их доме зеркало было только в ванной, из-за чего утром туда выстраивалась целая очередь, начиная с отца, которому нужно было побриться, и заканчивая младшими дочерьми, которые банально хотели почистить зубы.
Поставив ногу на первую ступеньку, девочка осторожно перенесла на неё вес своего дела. Доска слегка прогнулась, хлюпнула, но выдержала. Прямо перед ней, преграждая дорогу, лежал ствол поваленного непогодой дерева. «Могу поспорить, что, упав, оно кого-то прибило», - Билли перекинула через ствол ногу и перелезла через него. Старательно выбирая место для следующего шага, Мэдисон дошла до черного провала входа. Тусклый луч фонарика, который держал в руках Генри, выхватывал груды мусора и сломанной мебели. Ни голов, ни ушей, ни даже висящих под потолком на власяных веревках костей жертв. В школе про этот дом каких только страшилок ни ходило. Их рассказывали шепотом, и дело даже доходило до драк, когда версии посетивших «дом каннибалов» не сходились.
Это место выглядело так, словно его облюбовала группа старшеклассников. Если бы не слухи и легенды, ходившие об этом месте, Билли может быть и почувствовала себя неуютно, но сейчас ощущала лишь разочарование. Впрочем, кто мешает ей сочинить яркую историю об их путешествии сюда? Выйдет целое приключение. Можно даже сказать тем ребятам, которые доставали Твинса, что он таки провел ритуал, и теперь, стоит им хоть раз обидеть мальчишку, за ними придут духи людоедов. Нужно будет захватить что-то из дома и для пущего эффекта подкинуть Эвансу в портфель. Занятая этой мыслью, Билли посветила фонариком по сторонам в поисках чего-то небольшого. Неожиданно в темноте сверкнули звериные глаза. Большая крыса рванула в другую часть комнаты, таща за собой облезший хвост. Девочка от отвращения передернула худыми плечами. Крысы никогда не относились к числу любимых ею животных.
«А пентаграмму чертить не будем? Расставлять свечи или рассыпать по кругу соль?» – хмыкнула Мэдисон. Генри, разумеется, был прав - стол лучше всего подходил для их дела. Отсыревший, местами провалившийся пол был не лучшим для этого местом.
- Или полицейские забрали в качестве улик, – девочка посветила фонариком на пол. Пожалуй, до стола они могли добраться, не рискуя провалиться в подвал и свернуть себе шеи.
«Думаешь индейцы таким занимаются? И вообще приходят сюда?» – Билли из уроков истории помнила о войне короля Вильгельма и семилетней войне, в которых индейцы принимали активное участие, так что не обольщалась насчет их миролюбивости, но кровавые культы - как-то это слишком. С другой стороны, Твинс должен знать об этом больше неё, все же его вырастил один из их племени. Да и было за что индейцам не любить белых людей. Колонисты отобрали их землю и загнали в резервации.
- Неа. У Браунов просто крыша поехала, – пожала Мэдисон плечами. – Да и кому тут жертвы таким образом приносить? Сатанисты вроде на кладбищах это делают… может, какому-нибудь страшному лесному духу? – вслух начала рассуждать девочка, а затем замерла и резко повернулась, направив фонарик в один из темных углов. На секунду ей показалось, что она слышит чей-то плач. Спина мигом стала холодной от пота, а губы, наоборот, пересохли. Но в углу ничего не было, лишь сваленные горой тряпки. «Крыса», – пояснила она Генри севшим голосом.
– Думаю, стол подойдет, – пробуя носком кроссовка пол впереди, перевела тему Билли. – Мы, кстати, кого в жертву приносить будем? Вроде бы нужно птицу, хотя, наверное, и крыса сойдет.
Она уже дошла до стола и теперь рассматривала его поверхность. Стол как стол, из грубых досок и с одного края успел покрыться склизкой черной плесенью.

+2

8

Заметив, как Билли передёрнула плечами, когда её фонарик выхватил из темноты горбатый силуэт костлявой крысы, Генри закатил глаза. Девчонка есть девчонка, можно вообразить себе, что с ней сделается, когда он поймает хвостатую тварь и отрежет ей голову на покосившемся от времени столе каннибалов. Наверное, её стошнит, а может, Мэдисон и вовсе грохнется в обморок - дочь городского шерифа была не робкого десятка, это знали все, и всё же теперь, стоя посреди хижины людоедов, Твинс видел, что она боится по-настоящему. И не важно, чего именно: страх отчётливо читался в её лице, но Генри считал, что это - не достаточная причина, чтобы отказаться от задуманного.
Он скользнул вдоль стены пучком фонарного света, но успел заметить только, как зверёк юркнул куда-то в грязную тряпичную кучу, сваленную в углу. Наверняка гнездо, подумал Генри, и нахмурился: сказать по правде, часть ритуала, связанная с убийством, тревожила его куда больше возможных последствий всей этой затеи. Животное было жаль: пусть даже такое неприглядное, как крыса, оно всё-таки ничем не навредило Твинсу, даже не грозило запасам в подвале старого Канги, а Генри никогда не был сторонником обижать животных просто ради забавы. Пару месяцев назад он не на шутку сцепился с Эвансом, когда тот со своими дружками разорил совиное гнездо. Чёрт знает, чем птицы так помешали этим ублюдкам, и зачем они перебили все яйца - в этой безотчётной жестокости не было ничего, кроме самодурства и мальчишеского желания возвыситься в глазах своих приятелей, и Твинс после этого случая только ещё больше возненавидел Эванса. Даже сейчас, просто вспоминая о той его выходке, мальчишка отчаянно сжимал кулаки в бессильной злобе: нет, такие сукины дети, как Эванс и вся его треклятая компания, просто не должны ходить по земле. Это что-то чуждое здоровому миру, что-то сродни опухоли, дурной крови, от которой необходимо избавиться раз и навсегда. Твинсу хватало ума понять, что он недостаточно силён, чтобы самому разделаться с ними, но хватало и упрямства, чтобы не отказываться от своих мыслей.
Он найдёт способ. Уже нашёл. И крыса, копошащаяся сейчас в вонючем старом тряпье - не самая великая цена успеха. Это вынужденная жертва, и даже боги старого Канги не покарают за неё Генри. Это почти охота, только чуть-чуть страшнее.
Нечего и раздумывать, почти полночь - пора начинать.
Твинс обернулся на голос Билли и как-то даже замялся немного, отвлекшись от собственных мыслей.
- Птица? - переспросил он. - Ты уверена? Там было сказано именно про птицу? - мальчик нахмурился, раздумывая. - А мне казалось, не важно... Ну, вообще под крышами старых домов частенько вьют гнёзда разные птицы, - Генри поморщился. - Нам не забраться - эта ветошь обрушится в любой момент. Обидно будет сдохнуть здесь, а, Мэдисон?
Твинс усмехнулся, залихватски подбоченившись - ему хотелось сейчас казаться беззаботным, и уж точно не хотелось, чтобы Билли поняла, что ему просто жаль будет убивать птицу. Он отмахнулся и, вооружившись фонариком и рассекая его лучом темноту, как прицелом, пошёл вдоль стены, направляясь к той самой куче тряпичного старья.
Куча шевелилась едва заметно - Генри отчётливо видел, как крыса юркнула туда, и значит сидела сейчас где-то в складках, готовая атаковать любого, кто попытается её достать. Мальчик отлично знал, что вопреки всему, что принято говорить о крысах, эти неприглядные зверьки - одни из самых сообразительных и отчаянных созданий на земле, гораздо более живучие, чем сами люди. И эта крыса постарается как можно дороже продать свою жизнь, особенно если там, под кучей тряпичной дряни, она прячет своё гнездо.
Взгляд Генри пошарил по углам в поисках чего-то подходящего и остановился на широкой, крепкой на вид доске, приваленной к подоконнику.
- Держи, - Твинс протянул девочке свой фонарь, зная, что ему понадобятся свободные руки. - Будешь светить мне, пока я достану крысу.
Он взял доску в руки и приблизился к тряпкам, раздумывая, как лучше поступить. Можно было просто разворошить эту кучу, но в такой темноте никакого фонаря не хватит, чтобы отыскать испуганную крысу, и Генри решил оглушить зверька, пока он ещё внутри. Замахнулся посильнее и хорошенько приложил доской тряпичную кучу, запоздало подумав о том, что если он так невзначай пришибёт крысу, это едва ли будет принято за жертву. Но стоило ему ударить, как острый, скрежещущий визг разрезал тишину старой хижины - как будто кто-то хладнокровно прошёлся ножом по стеклу. Мальчишка вздрогнул, а в луче фонарного света, - тоже дёрнувшегося в руках Билли, - высоко над свалкой старых вещей взметнулась рваной серой тенью здоровенная горбатая крыса, вереща от внезапной боли. То ли от испуга, то ли от неожиданности Генри ударил снова, сшибая крысу почти в прыжке, и зверёк ударился об пол, замерев на мгновение, а потом зашипел, отчаянно толкаясь вперёд кривыми передними лапами и нелепо волоча задние - похоже, вторым ударом Твинс перебил ей позвоночник.
Мальчишка нервно сглотнул и, бросив доску, неловко приблизился, не вполне понимая, что делать дальше. Крыса больше не кричала - только шипела теперь, глухо и страшно, выпучивая глаза и вцепляясь в рассохшиеся половицы крохотными коготками. Генри не сразу сообразил, как схватить её: не было ни единого сомнения в том, что крыса из последних сил перед смертью попытается его укусить. Он всё же изловчился и взял её за шею, не давая повернуть голову, чувствуя, как под его пальцами отчаянно бьётся в предчувствии последнего своего мига бешено разогнавшееся сердце обреченного существа.
Твинс подошёл к столу и уложил крысу, прижимая полумёртвую тушку изо всех сил. Второй рукой мальчик крепко сжал нож, примеряясь. Что дальше? Отрезать голову, или вспороть живот? Как вообще приносят такие жертвы, и почему ему раньше не пришло в голову продумать этот момент?
- Как думаешь, - растерянно спросил он Билли, слыша, как собственный голос подрагивает в мёртвой тишине старого дома, где даже крыса прекратила стонать и теперь молча ожидала своей неизбежной участи. - Как лучше... её убить?
Нож в руке дрожал, и Генри теперь вовсе не был уверен в том, что сумеет завершить начатое. "Ну же, давай, ты ведь не трус", - мысленно укорил себя мальчик, упрямо сопя и перехватывая рукоятку. Может, закрыть глаза? Он сумеет ударить быстро - убьёт крысу без лишних мучений, избавит от страданий, ведь ей теперь всё равно не жить. Зверёк в его руках вдруг вздохнул, тяжело и горестно, почти по-человечески, и Генри почувствовал, как предательски защипало глаза. Он вдруг почувствовал отчаяние, стыд и невероятную жалость - как вообще он на это решился?
- Чёрт... - прошипел он со злобой, горько всхлипывая. - Чёрт бы тебя побрал...
Он снова упрямо перехватил нож, но прежде, чем острое лезвие коснулось шеи несчастной крысы, за дверью послышались насмешливые голоса, а спустя секунду, со скрипом открылась дверь, и на пороге показался Эванс с парой своих неразлучных дружков.

+5

9

- Ну по крайней мере, все, кто рассказывал о ритуале, говорили о птице, – пожала плечами Билли, тихонько подходя к столу. - Я не думаю, что духам важно кого ты приносишь в жертву. Знаешь, это как с богом. Все так носятся с этой церковью, воскресными службами. А я вот думаю, что ему глубоко наплевать сколько раз ты отсидел свой зад на скамье и причастился».
Девочка стерла со стола слой черной жирной пыли и брезгливо вытерла руку о джинсы. Генри похоже решил, что сам факт жертвоприношения важнее жертвы, поэтому прошел вдоль стены к той куче, где только что скрылась крыса. Вернувшись, мальчишка вручил Билли фонарик, и она тут же почувствовала себя участницей какой-нибудь операции в полевом госпитале, когда ты держишь лампу, а хирург разрезает пациента. Жаль, что они сегодня не будут спасать чью-то жизнь, а скорее наоборот. Направив лучи фонариков в сторону кучи, Мэдисон с затаенным отвращением наблюдала как Твинс берет доску. После первого удара крыса завизжала так, что захотелось бросить всё и зажать уши ладонями. Второй, кажется, перебил серой твари позвоночник. Генри долго возился, пока, наконец, не схватил ее за шею. Уложив зверька на стол, он спросил, как лучше с ней расправиться. Судя по голосу, идея ритуала больше не казалось мальчишке такой уж хорошей. Только отступать было уже поздно. Крыса и так умрет. Можно бросить её в куче и уйти, оставив долго и мучительно издыхать. От этого к горлу подкатил комок тошноты. Глядя в маленькие черные глаза, в которых злость и ярость сменялись покорностью и ожиданием, девочка почувствовала себя гадко.
- Быстро, – произнесла она, облизывая пересохшие губы. - Её лучше убить быстро, Генри.
Мэдисон лукавила, она помнила, что сатанисты обычно мучали животных. Вроде бы в боли был какой-то сакральный смысл. Но… Если бы… если бы Билли знала, что где-то там в лесу Андрея так же покорно ожидает смерти, мучаясь от боли и не имея возможности все это прекратить, она бы хотела, чтобы все это закончилось, просто закончилось. Поэтому девчонка внимательно посмотрела в глаза Твинса и попросила: «Пожалуйста».
Положив фонарик приятеля на стол, так, что луч его прошел сквозь дверной проем и затерялся в темноте, Билли сжала ладонь в кулак. Генри медлил, не мог решиться закончить начатое, и это злило. Хотелось спросить, нахрена он тогда сюда потащился если не был, мать его, уверен, что делает, но она сдержалась. Топнула ногой, чувствуя, как скрипит под кроссовкой старая рассохшаяся доска.
Дело было не в мальчишке, дело было в ней. Билли могла бояться, пока была уверена в том, что есть кто-то, кому не страшно. Два года назад Бекки забыла в раздевалке свою спортивную форму и им пришлось возвращаться, чтобы её забрать. Свет в раздевалке, разумеется, не горел. Они вошли внутрь и тут подружка завизжала, точнее, они завизжали вместе и выбежали наружу, в тускло освещенный коридор. Бекки заявила, что внутри кто-то был, она видела фигуру. Скорее всего это уборщик Хьюз поджидал их, чтобы утащить в свою подсобку и сделать всякие плохие вещи. Ещё несколько раз они пытались войти, но подруга продолжала визжать, пугая этим Билли до чертиков. В какой-то момент на смену страху пришла злость. Мэдисон встряхнула подругу за плечи, больно их сжав, наорала, назвав ее чертовой идиоткой, а затем решительно вошла внутрь и через несколько секунд вернулась назад, кинула Бекки сумку с формой и по взгляду поняла, что дружбе конец. С Генри она не может так поступить. Мальчишка в лучшем случае пошлет её, в худшем - совершит глупость. Медленно вдохнув через рот и выдохнув через нос, Билли приказала себе успокоиться. Твинс бы в конце концов решился, девочка была в этом уверена. Но реальность внесла свои коррективы: на пороге, в луче фонарика, стоял Эванс и щербато улыбался. За его спиной застыли дружки. Повинуясь какому-то внутреннему порыву, Билли схватила руку Генри, сжимавшую нож. Стоило всего лишь воткнуть его в шею крысе и все бы кончилось, но она с силой повела руку мальчишки дальше, вдоль брюха. Плоть расходилась легко, выпуская красные потроха наружу. Крыса издала противный вопль, разнесшийся по хижине. Словно в ответ на него, по углам что-то заскреблось. Скорее всего это были другие крысы: испуганные воплями товарки, они пытались убежать как можно дальше от неведомого хищника.
Мэдисон торжествующе посмотрела на Эванса. Руку Генри она отпустила, мальчишка стоял к двери в пол оборота, а значит прибывшая компания могла и не заметить, что сделала Билли.
- Ну и кто тут трус, а, Эванс? – Спросила она, видя, как побледнело лицо хулигана. Конечно, ему доводилось мучить животных и даже убивать их, но в эту ночь убийство казалось особенно пугающим.
- Заверши ритуал, Твинс, – тихо, почти не разжимая губ, сказала Билли. Дело почти сделано, осталось произнести желание.

+2


Вы здесь » Ashburn » Прошлое » Ритуал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC