Дорогие друзья, прошёл ровно месяц с тех пор, как мы вновь открыли для вас двери нашего города. Мы поздравляем всех вас с этой небольшой, но очень значимой для форума датой — оставайтесь с нами, а мы уж постараемся сделать так, чтобы вам было не скучно в Эшбёрне. По случаю нашего маленького юбилея мы запускаем первый игровой челлендж и первый сюжетный ивент — следите за новостями!
Elvin MayerJason WolfBillie Madison
сюжетные историисписок персонажей и внешностейбиржа трудашаблон анкетыэшбернский вестник
Добро пожаловать в Эшбёрн — крошечный городок, расположившийся в штате Мэн, близ границы с Канадой. На дворе лето 1992 года и именно здесь, в окрестностях Мусхед-Лейк, последние 180 лет разыгрывалось молчаливое столкновение двух противоборствующих сил — индейского божества, хозяина здешних мест, и пришлого греховного порождения нового мира. Готовы стать частью этого конфликта? Или предпочтёте наблюдать со стороны? Выбор за вами, но Эшбёрн уже запомнил вас, и теперь вам едва ли удастся выбраться...
Детективная мистика по мотивам Стивена Кинга. 18+
Monsters are real, and ghosts are real too
They live inside of us and sometimes they win

Новости города

7 июля 1992 года, около полудня, на эшбёрнском школьном стадионе во время товарищеского футбольного матча между эшбёрнскими «Тиграми» и касл-рокскими «Маури» прогремел взрыв — кто-то заложил взрывчатку под трибунами стадиона. Установленное число погибших — 25 человек, в том числе 20 детей, 64 человека получили ранения разной степени тяжести. Двое учеников, — Джереми Хартманн и Бет Грабер, — числятся пропавшими, их тела пока не были обнаружены. На сегодняшний день полиции пока не удалось установить виновных. На протяжении месяца к месту трагедии горожане продолжают приносить цветы и игрушки в память о погибших учениках, до августа приостановлена работа городской ярмарки.

Горячие новости

Эшбёрнский вестник Запись в квест Проклятие черной кошки Июньский челлендж

Активисты недели


Лучший пост

Голос журналистки на мгновение вывел Джейсона из тягостного морока старых воспоминаний. Яичницу ещё можно было спасти, и мужчина, действуя больше на автомате, разложил содержимое сковородки по широким тарелкам. Аромат поджаренного бекона и свеже сваренного кофе раздражал обоняние, хотелось есть, но все до единой мысли Джейсона были сейчас далеко в прошлом. Читать дальше...

Best of the best

Ashburn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ashburn » Настоящее » Неприятные хлопоты


Неприятные хлопоты

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[06.06.92] Неприятные хлопоты

https://i.imgur.com/YpqMwAc.gif https://i.imgur.com/4bOwpji.gif
Чертовски хороший кофе!… и горячий!

Преамбула:
Billie Madison, Abel Sworthy
Шериф вынуждена взять на себя большую часть организации похорон Томаса Харриса. Она отправляется в церковь, чтобы обговорить с пастором панихиду по умершему. В ходе беседы будет затронут один щекотливый вопрос.
Резюме:
---

+3

2

Засунув руки в карманы форменных брюк, шериф исподлобья смотрела на шпиль церкви, пронзающий небо, и никак не решалась зайти внутрь.
У Билли Мэдисон были не лучшие отношения с Богом. Первый конфликт между ними произошел, когда отец решил вытащить всё своё семейство на воскресную службу. Пришлось два часа сидеть на жесткой деревянной скамье в неудобном колючем платье, от которого она потом ещё неделю чесалась. Через четыре года второй конфликт повлек за собой почти полный разрыв. Билли было десять, и в тот день пропали её сестры. Девчонку не взяли на поиски, оставив дома, но стены, которые раньше защищали, теперь словно бы сжимались вокруг неё, напоминая о проступке, о вине. Тогда Билли пошла в дом господень, надеясь, что он сможет помочь. В тот вечер обещания и клятвы лились из неё нескончаемым потоком, но действия не возымели. Иисус все так же грустно взирал на мир с высоты своего деревянного креста. Тогда, рассердившись, Мэдисон в свойственной детям манере заявила, что ноги её больше в церкви не будет, надеясь, что услышав это, господь испугается и вернет ей сестер. Не вернул. Бог не боялся гнева маленьких девочек.
Она нарушила обещание, когда получилась должность шерифа. Положение обязывало посещать церковь, хотя Билли постаралась сократить визиты до минимума, говоря, что работы у неё слишком много, пусть жители помолятся и за неё тоже. Сегодняшний визит относился к той особенной категории, которые женщина ненавидела больше всего: панихида и похороны. Можно было ограничиться последним, но Харрис погиб при исполнении и заслуживает большего, чем несколько слов, произнесенных над ямой в земле.
Обычно о погребении заботились родственники, но у Харрисов в городе не оказалось тех, кто бы похлопотал о покойном. Мать Томаса, стоило кому-то лишь упомянуть о покупке гроба или заказе цветов, впадала в истерику. По этой, и ещё одной щекотливой причине, шериф взвалила на себя все хлопоты, начиная с тех самых цветов и заканчивая, собственно, панихидой.
«Стой - не стой, а идти придется», – вздохнула женщина и поднялась вверх по ступенькам. Сняв широкополую шляпу с пятиконечной звездой, она вошла внутрь и застыла, давая глазам привыкнуть к полутьме, царившей внутри помещения. Ровные ряды пустых скамей тянулись вперед, туда, где высился крест с распятым Иисусом. Игра света и теней делала его почти живым и создавалось впечатление, что люди сюда приходили не возносить молитвы богу, а наблюдать за муками его сына. Зажмурившись до боли, Билли отогнала от себя эти кощунственные мысли.
«Нужно больше спать и есть, - подумала она, а затем про себя же добавила, - и меньше пить».
Желая как можно быстрее покончить с задуманным делом, женщина огляделась, выискивая священника, имя которого так и не смогла вспомнить по дороге сюда. Следовало бы спросить у ребят, многие из них были истинно верующими. Элвин тоже, как назло, куда-то запропастился. Мэдисон точно помнила, что отец Миллер проводил обряд её крещения, но он вроде бы умер несколько лет назад и теперь в церкви служил кто-то новый. Память подсказала, что у священника была какая-то экзотическая фамилия и имя такое же заумное.
«Авель Свонсон? Нет. Авраам Стивенсон? Тоже не то», - Билли наморщила лоб, пытаясь, вспомнить. Их вроде бы даже знакомил мэр. Помнится, он еще сказал, что шерифу следует чаще появляться в церкви, чем у него в офисе, а Мэдисон ответила, что если бы церковь могла выплачивать полицейским оплату за переработку и выделить деньги на новый патрульный автомобиль и рации, она из дома божьего не вылазила бы совсем.
«Шериф Мэдисон? – раздался старушечий голос, а правого плеча бесцеремонно коснулись цепкие пальцы. - Вы к отцу Суорси?».
Седые волосы миссис Смит были собраны в строгий пучок, а губы со множеством отходящих от них вертикальных морщинок сжались, словно бы в неодобрении. Впрочем, это самое выражение лица старушка носила с тех самых пор, как работала в начальной школе Эшберна. Мэдисон почувствовала, что помимо воли подобралась и вытянулась чуть ли не по стойке смирно. Словно бы ей снова восемь и миссис Злюка застала её за написанием ругательства на парте соседа, которое она прошлым вечером услышала от отца, когда тот обжегся о чайник.
- Да, – через силу кивнула шериф, напоминая себе, что она уже давно не ребенок и эта женщина больше не имеет над ней власти. А затем добавила, сама не зная почему, словно бы оправдываясь за то, что находится здесь: «У меня к нему дело».
- Оу, ну тогда я зайду позже, – старушка благосклонно кивнула, и, чуть подумав, добавила, - спасибо, что взяли на себя хлопоты… Диане было бы слишком больно.
Бывшая учительница пожала её ладонь, а женщина вспомнила, что они с матерью Харриса были хорошими подругами. В ответ Билли пробормотала, что это её долг, на что миссис Смит кивнула и, развернувшись, вышла из церкви, оставив смущенную Мэдисон в одиночестве. Решив больше не медлить, шериф уверенным шагом направилась по проходу, туда, где сбоку виднелась неприметная дверь.
«Суорси… думаю парню пришлось провести немало приятных минут, объясняя, как она пишется», - у двери женщина огляделась, думая о том, что следует сделать. Постучать или просто войти? Вроде бы, за выкрашенной в белый цвет дверью располагались личные помещения и вламываться туда было не очень вежливо. Стук же могут не услышать. Потоптавшись и так и не решив, что следует делать, Мэдисон уселась на скамью. У неё есть время, и она может подождать. Главное - не уснуть.

+4

3

Люди склонны придумывать себе традиции, обычаи и, наконец, ритуалы. Почему-то среди них считалось, что чем мудренее проводимая церемония, чем сложнее подготовка к ней, тем более эффективным окажется результат. Паук прекрасно знал, что это все редкостная чушь, придуманная чародеями и шаманами прошлого лишь для того, чтобы возвысится в глазах доверчивых почитателей «искусства» и потуже набить собственные карманы. По факту же, основные ингредиенты предельно просты: кровь, плоть и знания. Информация о том, что, когда, как, и главное – у кого, просить.
Ловец Скверны взял со стола полюбившуюся перьевую ручку, довольно старую, с длинным и острым наконечником и, опустившись на колени, сделал глубокие надрезы на указательном и среднем пальцах. Густая черная кровь медленно и неохотно появилась на поверхности кожи. Мужчина поморщился от короткой вспышки боли, а затем принялся вычерчивать на сером каменном полу узоры, аналогов которым в этом мире не было. Пришлось несколько дней голодать, чтобы достаточно сильно ослабить регенерацию и без помех провести обряд. В противном случае дело не ограничилось бы мелкими царапинами, пришлось, как минимум, отрезать себе пальцы, а то и кисть целиком, чтобы получить достаточное количество крови, не мучаясь с постоянно заживающими ранами, ведь знаки требовалось рисовать непрерывно. Голод и слабость оказались самым простым выходом из ситуации.
Отец Суорси сказался тяжело больным и почти разорвал контакты с людьми, спихнув часть своей работы на молодого и неопытного служку, что сперва очень возмутило прихожан, а затем, наблюдая за чахнущим едва ли не на глазах священником, все недовольные заткнулись, а особо сердобольные даже начали таскать в церковь фрукты и какие-то странные травы, которые считали лечебными. От чего они должны были помочь Эйбел не знал, но заметил среди даров пару пучков галлюциногенов. Их он из врожденного интереса и любопытства оставил себе, остальное же предпочел выбросить.
Наконец, к сегодняшнему дню Паук почувствовал, что довел себя до нужного состояния, ослабев настолько, что едва ли был сильнее простого смертного. Неприятное ощущение, мерзкое и постыдное, но Истинный должен знать, что его дитя не сидит без дела, что по-прежнему любит и верует, и готово на все ради своего творца.
Закончив с символами и узорами, Паук резко поднялся на ноги, но тут же покачнулся и едва вновь не оказался на полу. Изумительно. Как люди вообще живут… так? Они заслуживают смерти хотя бы из гуманных соображений, потому что коротать свой век в таких хрупких телах – это не жизнь, а жалкое существование. Самая настоящая пытка.
Переждав короткую вспышку головокружения, Эйбел направился к шкафу, где кроме необходимого минимума личных вещей хранилась самая-ужасная–штука–которую–только–могло–изобрести–человечество: на верхней полке, в самом дальнем и пыльном ее углу, лежало маленькое ручное зеркальце с отбитой ручкой, тщательно завернутое в несколько слоев плотной темной ткани. Как же не хотелось к нему прикасаться. Исхудавшей рукой, сквозь кожу на которой уже начинали проявляться узлы черных вен, пастор потянул зеркало к себе, брезгливо удерживая ткань самыми кончиками пальцев.
Вытащив наружу, Паук осторожно положил его в центр узора и, склонив голову так, что волосы стеной закрыли лицо, нараспев начал произносить слова призыва. Из разорванного рта на отражающую поверхность падали черные капли, а затем голос стих, осталось только щелканье хелицер.
Истинный ответил на его зов. Выслушал, принял и понял, как делал это всегда. Ловец Скверны же во все глаза смотрел в зеркало, где видел только черное небо и белую пустыню. От вечной тьмы это мрачное место спасала только маленькая яркая планета, далекая и холодная. Других звезд Ловец Скверны в своем мире никогда не видел.
Получив дальнейшие указания, Паук полоснул короткими ногтями по руке, разрывая кожу, и провел окровавленной ладонью по зеркалу, стирая жуткое видение. Тяжело опираясь на вытянутые руки, он медленно и глубоко дышал, собирая оставшиеся силы. Завтра… нет, сегодня же отец Суорси вернется к работе. И плевать, сколько людей переживут его мессу, а скольких убьет истощение. Плевать. Главное, что произойдет это не в церкви, а в их крохотных квартирах и холеных домах.
С трудом сдержав стон, Эйбел выпрямился, откинув голову и уставился невидящим взглядом в потолок. Лицо приняло прежнюю форму, еще несколько вдохов и он сможет подняться на ноги, а затем и вовсе дойти до раковины, чтобы смыть кровь.
Немногим позже, сумев привести себя в более – менее человеческий облик, Суорси натянул на плечи сутану, которая казалась на размер или два больше, и вышел из своей личной комнаты, которую обычно называли кельей.
Спустившись на первый этаж, он медленно добрел до кухни и едва собрался включить чайник, как почувствовал чужое присутствие. Кто-то из паствы? Или очередной любопытствующий? Можно было предоставить этому человеку возможность решать свои проблемы самостоятельно, напрямую обращаясь к деревянному Иисусу, но Паук был слишком голоден. Отбросив спички в сторону, Эйбел поправил колоратку и вышел к непрошеному гостю. Точнее, гостье.
- Шериф Мэдисон? – Суорси редко пересекался с этой женщиной, которая еще во время первой встречи не скрывала своего скепсиса в отношении церкви и религии, - Что произошло?
Нет, он не тешил себя иллюзиями, что Вильгельмина пришла покаяться в совершенных за время службы грехах. Такие как шериф переступают церковный порог исключительно по делу. Что же, как раз вовремя. Отец Суорси не откажется выслушать ее. А Ловцу Скверны жизненно необходимо было кем-нибудь перекусить.

+2

4

Ждать пастыря пришлось достаточно долго, Билли даже успела подумать о том, чтобы сходить пообедать, а потом вернуться. В конце концов с утра она успела перехватить только чашку холодного вчерашнего кофе и пончик, тоже, кстати, вчерашний. Желудок уже начинало противно тянуть, а виски ныть то ли из-за недостатка кофеина, то ли из-за отсутствия дозы глюкозы.
- Отец Суорси, – в тон мужчине откликнулась Мэдисон и встала. Протянула святому отцу ладонь для рукопожатия.
- С вами всё в порядке? – Вопрос вырвался машинально, потому что выглядел священник так, словно вот-вот отправится на встречу со своим богом.
«Даже я никогда так хреново не выглядела», - подумалось шерифу, а уж ей было с чем сравнить. Иногда она не бывала дома по три дня. Однажды, после очередного поиска пропавшего в лесу человека, Билли всерьез испугалась зеркала в ванной. Только потом до Мэдисон дошло, что из зеркальной глубины на неё смотрит не монстр из отцовских страшилок, а она сама. В такие моменты Билли радовалась, что родилась женщиной: ей-то требовалось всего лишь умыться и почистить зубы, для того чтобы привести себя в относительный порядок, а парням приходилось ещё и бриться.
- Я по поводу похорон Томаса Харриса, – начала Билли, желая как можно быстрее изложить цель визита. Если уж сам священник считает, что в таком состоянии способен выполнять свои обязанности, то кто она, чтобы его осуждать. С другой стороны, зная излишнюю заботливость местных домохозяек, отличающихся религиозностью и исповедующихся хотя бы раз в два дня, Мэдисон не понимала, почему Суорси ещё не в больнице. «Мы ведь можем с вами обсудить этот вопрос?» – неуверенно спросила шериф. В последний раз она принимала участие в организации похорон отца, впрочем, основную часть обязанностей взяла на себя Чарли. Со стороны казалось, что старшая сестра получает особое удовольствия принимая от соседей еду, выслушивая соболезнования и слова поддержки. Когда же за очередными сочувствующими закрывались двери, Чарли ругала отца за то, что он не удосужился заключить прижизненный договор и теперь ей приходиться срочно искать для него место на кладбище. Что касается Харриса - его мать говорила, что у них на местном кладбище уже выкуплен большой участок.
- Черт. Может быть стоит вызвать врача? – не выдержала шериф. Скорее всего, всему виной был словно бы упершийся ей в спину взгляд деревянного Иисуса. Сын божий как бы говорил о том, что он не для того принял муки на Голгофе, чтобы она, Мэдисон, вела себя как бесчувственный чурбан. А может быть женщина просто опасалась, что после её визита падре может угодить в реанимацию, или, что ещё хуже, отдать богу свою праведную душу. Учитывая отношение шерифа к церкви, не стоит давать сплетникам пищу для очередных слухов. «Признаюсь честно, отче, выглядите вы паршиво», – произнесла Билли, не утруждаясь обличать свои слова в более вежливую форму. Стоя всего в метре от Суорси, она видела бледную, почти белую кожу, покрасневшие и какие-то мутные глаза, потускневшие волосы. Да и ладонь святого отца при рукопожатии показалась ей ледяной, а кожа сухой, словно пергамент. В голову неожиданно закралась мысль о том, что святой отец совсем не болен.
Машинально женщина втянула носом воздух, пытаясь уловить запах бурных возлияний, но в воздухе кроме легкого запаха церковных свечей и дерева ничего не чувствовалось. «Наркоман?» - Билли нервно прищурилась. Бледность кожных покровов – есть. Мутные глаза – есть. С координацией пока непонятно. Сейчас бы доктора в помощь, потому что вряд ли она, со своими знания из курса, проведенного два месяца назад в Портленде, может правильно определить торчка. Следует присмотреться к пастырю, а возможно и попросить помощника посмотреть, у него опыта работы с употребляющими больше.
Взгляд в её спину из осуждающего стал негодующим. Шериф нервно покосилась на крест и слова словно бы сами сорвались с языка: «Можем мы поговорить в другом месте?»

+3


Вы здесь » Ashburn » Настоящее » Неприятные хлопоты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC