Дорогие друзья, прошёл ровно месяц с тех пор, как мы вновь открыли для вас двери нашего города. Мы поздравляем всех вас с этой небольшой, но очень значимой для форума датой — оставайтесь с нами, а мы уж постараемся сделать так, чтобы вам было не скучно в Эшбёрне. По случаю нашего маленького юбилея мы запускаем первый игровой челлендж и первый сюжетный ивент — следите за новостями!
Elvin MayerJason WolfBillie Madison
сюжетные историисписок персонажей и внешностейбиржа трудашаблон анкетыэшбернский вестник
Добро пожаловать в Эшбёрн — крошечный городок, расположившийся в штате Мэн, близ границы с Канадой. На дворе лето 1992 года и именно здесь, в окрестностях Мусхед-Лейк, последние 180 лет разыгрывалось молчаливое столкновение двух противоборствующих сил — индейского божества, хозяина здешних мест, и пришлого греховного порождения нового мира. Готовы стать частью этого конфликта? Или предпочтёте наблюдать со стороны? Выбор за вами, но Эшбёрн уже запомнил вас, и теперь вам едва ли удастся выбраться...
Детективная мистика по мотивам Стивена Кинга. 18+
Monsters are real, and ghosts are real too
They live inside of us and sometimes they win

Новости города

7 июля 1992 года, около полудня, на эшбёрнском школьном стадионе во время товарищеского футбольного матча между эшбёрнскими «Тиграми» и касл-рокскими «Маури» прогремел взрыв — кто-то заложил взрывчатку под трибунами стадиона. Установленное число погибших — 25 человек, в том числе 20 детей, 64 человека получили ранения разной степени тяжести. Двое учеников, — Джереми Хартманн и Бет Грабер, — числятся пропавшими, их тела пока не были обнаружены. На сегодняшний день полиции пока не удалось установить виновных. На протяжении месяца к месту трагедии горожане продолжают приносить цветы и игрушки в память о погибших учениках, до августа приостановлена работа городской ярмарки.

Горячие новости

Эшбёрнский вестник Запись в квест Проклятие черной кошки Июньский челлендж

Активисты недели


Лучший пост

Голос журналистки на мгновение вывел Джейсона из тягостного морока старых воспоминаний. Яичницу ещё можно было спасти, и мужчина, действуя больше на автомате, разложил содержимое сковородки по широким тарелкам. Аромат поджаренного бекона и свеже сваренного кофе раздражал обоняние, хотелось есть, но все до единой мысли Джейсона были сейчас далеко в прошлом. Читать дальше...

Best of the best

Ashburn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ashburn » Прошлое » There's always a bigger fish


There's always a bigger fish

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[02.05.88] There's always a bigger fish


http://forumfiles.ru/uploads/001a/b7/b4/9/828997.jpg http://forumfiles.ru/uploads/001a/b7/b4/9/724261.gif http://forumfiles.ru/uploads/001a/b7/b4/9/641203.jpg

Преамбула:
Abel Sworthy, Gregory Ryan Jr, Gregory Ryan Sr
Дерзость — один из недостатков юности, но когда привыкаешь к безнаказанности возраст уже не имеет значения. Грегу пора перестать играть в детской песочнице, а значит настало время познакомиться с работодателем. И речь не о совете директоров.
Резюме:
--

Отредактировано Gregory Ryan (2020-05-06 21:34:41)

+5

2

«Добрый день, отец Суорси!» - на пути Эйбела неожиданно возникла супружеская чета Ласко, истовые католики, успешно пережившие двух предыдущих святых отцов и теперь с любопытством ожидающие кончину третьего. Пастор возложенных на него надежд не оправдывал, который год оставаясь отвратительно бодрым и до зубовного скрежета нормальным. Эйбел, растянув губы в приветливой улыбке, вывалил на стариков стандартный список вопросов о здоровье, детях, внуках. Поправив темные очки, пастор с истинно христианской кротостью выслушал их излишне подробные ответы и жалобы на полицию, медиков и городское управление.
При этом Ласко буквально истекали приторным самодовольством и уверенностью в собственной непогрешимости, в то время как у пастора от одного лишь взгляда на их семейство вырабатывался рвотный рефлекс, как у обычного человека на кусок жирного пирожного, щедро обмазанного масляным кремом и сахарной пудрой. Кротко вздохнув, Эйбел поправил рукава излишне теплого для майской погоды кардигана и со скорбным ликом сообщил, что намедни видел их обожаемую дочурку в компании какого-то подозрительного мужчины, абсолютно не похожего на ее уважаемого мужа, а старший внук, не позднее как вчера, ошивался неподалеку от школы с чем-то, подозрительно напоминавшим самокрутку марихуаны.
Мелочно. Глупо. Но как же, сука, приятно. Теперь Ласко стали гораздо аппетитнее. Сделав глубокий вдох, пастор почувствовал, как язык приятно покалывает от их острого гнева и, отдающего кислинкой, негодования. Напоследок Эйбел порекомендовал привести нерадивых родственников на ближайшую мессу и с чувством выполненного долга удалился. На сегодня у него была намечена другая цель, чью медовую жизнь стоило подпортить нехилым таким половником дегтя в лице себя.
Пастор заранее предупредил Грега Райана о своем визите, дав ему возможность хорошенько промариноваться в собственных страхах, сомнениях и вопросах, с чего бы Паук оторвал зад с нагретого места и самолично решил явиться в его дом. А причина оказалась проста – Эйбел был голоден. За долгие годы плодотворного сотрудничества с Райаном, у последнего сформировалась определенная ежемесячная квота на пропащих жителей Эшбёрна. Однако, уже второй месяц Грег план не выполнял. Досадно. Старик стал терять хватку, что негативно сказывалось на самом Пауке, который, в буквальном смысле, начал терять форму. Едва ли паства отца Эйбела оценит, если посреди проповеди их святого отца разорвут изнутри восемь тонких шипастых лап. Несомненно, получится эффектный выход и однажды Эйбел его провернет. Но не сегодня. И не завтра. И едва ли в ближайшую пятилетку.
Тут сама собой вырисовывалась вторая причина визита Паука в дом у воды. Райан – младший. Прежде он не особо интересовал Эйбела, да и сам Грег явно не горел желанием лишний раз приводить отпрыска в церковь. Но, как говорится, если гора не идет к Магомету…
По пути пастор встретил еще нескольких своих прихожан, подпитавшись и за счет них. Уже находясь у дома Райана Эйбел приподнял рукав кардигана и удовлетворенно кивнул сам себе: легкого аперитива вполне хватило, чтобы кожа вернула былую плотность, скрыв черные вены, а истончившиеся руки на глазах возвращались в прежнюю форму.
Одернув кофту, пастор легко взбежал на крыльцо и постучал в знакомые двери. Открыл ему хозяин дома собственной персоной. Губы Эйбела невольно растянулись в улыбке – настал черед главного блюда. 
- Виски на два пальца, Грег. И никакого льда. – Заявил вместо приветствия проповедник и, не дожидаясь приглашения, направился в гостиную, где по-хозяйски развалился в роскошном кожаном кресле из безвинно убиенного носорога. Или обычной коровы, не важно. Главное, оно было гораздо удобнее деревянных церковных лавок.
В доме Райана пастор наконец мог позволить себе не изображать блаженного идиота, который так нравился прихожанам и вести себя более расковано. В гостиной было достаточно тепло, и Эйбел стянул с плеч опостылевший уже кардиган, однако очки снимать не торопился. Закинув ногу на ногу, он оценивающе оглядел обстановку, которая мало чем изменилась с момента его предыдущего визита, разве что дорогих безделушек прибавилось. Кажется, именно тогда он познакомился с нынешним Грегом, в то время как его папаша, скрипя зубами от досады, осознал, что стал для Паука всего лишь бесполезным куском мяса, пресным и очерствевшим от времени. Однако, его зависть оставила после себя приятное послевкусие, а такое с Пауком бывало не часто. Теперь ему предстояло узнать, что из себя представляет Райан – младший, и какой приправой к их знакомству станет старший Грег.

+6

3

[status]hail to the king[/status][icon]https://i.ibb.co/TT9PGs8/78-H0-MKTOVo0.jpg[/icon][nick]Gregory Ryan, Sr[/nick][ls1]Грегори Райан Старший, 67[/ls1][ls2]Член городского совета, президент Ryan Corp[/ls2][icon]https://i.ibb.co/TT9PGs8/78-H0-MKTOVo0.jpg[/icon][nick]Gregory Ryan, Sr[/nick][status]hail to the king[/status][ls1]Грегори Райан Старший, 67[/ls1][ls2]Член городского совета, президент Ryan Corp[/ls2]
- Господин, вам точно больше ничего не нужно?
Амелия, разменявшая шестой десяток горничная, замерла на пороге освещенной каминной комнаты, внимательно всматриваясь в лицо работодателя. Она была с ним практически всю его жизнь, прибираясь, готовя, следя за прислугой, но сегодня ей стоило покинуть дом впервые за многие годы, даже если и всего на один вечер. Взмахнув рукой, Грегори ухмыльнулся уголком губ. Обращение "господин" – маленькая прихоть их молодых лет – не звучало уже давно, видимо выглядел он так же, как чувствовал. Крайне неважно.
- Нет, Амелия, спасибо. Как-нибудь уж ночь в одиночестве я переживу.
Если переживу – почти срывается с губ, но Райан топит слова большим глотком виски, потирая пальцами морщинистый лоб. Последний визит Паука в этот дом был очень давно. Слишком давно, чтобы успеть расслабиться и забыть, каким напряженным тогда был отец, в раз утративший всю свою власть. Неужто пришел и его черед? Чушь. У него крупный преуспевающий бизнес, связи, статус. Он не зависит от этого демона, чтобы там тому не казалось. Хотя контракт, есть контракт, и спорить с этим было бы довольно неосмотрительно, но все же он не его отец. Жалкий завистливый ублюдок мыслил слишком мелко, довольствуясь дивидендами, лебезил и смотрел в рот. Ему давно пора было на покой, на который Грегори тогда еще младший, с удовольствием помог отправиться сильно сдавшему после встречи с пастором папаше.
Стук в дверь набатом отдавался в пустующих комнатах, гулом отражаясь в многочисленных, но завешанных сегодня, зеркалах. Вздрогнув, Райан неспешно встал, одернув пошитые личным портным брюки, и отправился открывать дверь. Чего не делал, пожалуй, еще ни разу в жизни.
- Добрый вечер, пастор. Прошу.
Новое обличье Паука не сочло нужным даже здороваться или тормозить на пороге, проходя сразу в комнату, но Райан все же озвучил приветствие. Пастор Суорси был молод, тощ и смазлив, как девицы из его борделя. Скрипнув зубами, Грегори Старший прикрыл дверь и, сцепив руки в замок за спиной привычным движением, двинулся следом. Показывать эмоции было бы верхом неразумности, хотя внутри все же гнездился гнев и негодование. Райаны не прислуживают. Райаны берут то, что хотят. Этому его учил отец и этому же он учил сына.
Стеклянная крышка графина тихо звякнула, опускаясь на поднос. Неверный свет пламени в камине заигрывал с льющейся в стакан янтарной жидкостью, бликуя и придавая медовые оттенки. Налив, как просили, на два пальца в один бокал, Грег плеснул себе тоже и, подойдя к столику возле кресла, поставил перед Пауком его напиток, придерживая мизинцем, во избежание лишнего звона. Манеры – лицо мужчины, и свое лицо держать Райан умел.
- Могу я поинтересоваться причинами столь неожиданного визита?
Расстегнув пуговицу пиджака, мужчина сел на диван напротив, закидывая ногу на ногу и покачивая бокал в руке.  Разумеется, он догадывался о причинах. Население города давно остановилось на определенной точке, не увеличиваясь и не сильно уменьшаясь. Туристический сезон так же еще не начался и поток желающих платить сомнительную цену за надежду избавления от проблем ожидаемо давал сбои. Даже бордель нес убытки, но не скажешь же самому Ловцу Скверны, что просто надо потерпеть. Здесь графиками и диаграммами не отделаешься.
- Я помню ваш прошлый визит, - всматриваясь в янтарное нутро бокала, Райан тушил в нем раздраженно-досадливый взгляд, - тридцать лет назад. Признаться, одно время я думал, что вы придете сказать мне, что я вышел в тираж, намного раньше.
Алкоголь обжег горло, но бизнемен не позволил дрогнуть ни мускулу на своем лице. Ему не будут указывать, когда уходить. Он сам построил свою жизнь и бизнес и не просил помощи ни у каких потусторонних сил. И он не позволит мелкому зазнавшемуся ублюдку, что зовет себя его сыном, подвинуть его с пьедестала так просто. Бесполезный кусок дерьма, способный только портить все, к чему прикасается. Он не получит ни его бизнес, ни место в совете, ни расположения этого существа.
- Знаете, - снова встав, чтобы наполнить опустевший бокал, Райан взмахнул рукой, отходя к бару, - я, конечно, мог бы начать пытаться убедить вас, что проблемы носят временный характер, что начнется туристический сезон и все наладится, но я не терплю оправданий от работников и, полагаю, вы тоже пришли не за этим, - прислонившись бедром к столешнице, бизнесмен перевел переполненный гордыней взгляд на мужчину, - Скажу вам одно. Если вы думаете, что мой сын справится лучше, то, боюсь, вас ждет разочарование. Я его испытываю регулярно. У парня на удивление отвратительный характер и слишком длинный язык. Это у него от матери.

+4

4

Ловец Скверны откинулся на спинку кресла, небольшими глотками смакуя ароматный напиток и внимательно наблюдая за Грегом. Тот нервничал, юлил, раздражал. Как же он сейчас напоминал своего папашу, ныне покойного. Когда-то тот так же стоял напротив Паука, глотал крепкое пойло, словно воду, и всеми силами старался казаться важнее, чем был на самом деле. Ублюдок и сам понимал, что вышел в тираж, но еще пытался надавить на память о былых заслугах. Не учел лишь одного – в тот день Ловец не был настроен предаваться ностальгии. Грег, тогда еще молодой и полный сил, резко выделялся на фоне собственного отца. Сдержанный, циничный, расчетливый и деятельный, Райан сумел не только развить и приумножить бизнес, доставшийся по праву рождения, но и стал еще большим ублюдком, чем его папаша. Тоже внушительное достижение.
Паук глубоко вздохнул и отставил в сторону полупустой стакан. Тогда, ни минуты не раздумывая, Ловец сделал ставку на свежую кровь и за прошедшие тридцать лет ни разу не пожалел о своем выборе. Но нынешний Грег допускал одну ошибку за другой, каждым новым своим словом вколачивая метафорические гвозди в крышку метафорического же гроба. «Какой же ты жадный Райан. Жадный и упрямый», - пронеслось в мыслях Ловца, когда он поднялся на ноги и подошел к мужчине. Стоило отдать должное, тот не отшатнулся и даже не дрогнул, стоило Пауку приблизиться вплотную.
- Грегори, ты пытаешься решать за меня. – не вопрос, констатация факта. Ловец говорил совершенно бесцветным, лишенным каких-либо эмоций голосом, который действовал на его «подопечных» гораздо лучше, чем бессмысленные крики. «Знай. Свое. Место.» - Каждое слово Паука сопровождалось ударом тонких пальцев по лакированному дереву: один – бутылки и стаканы жалобно звякнули, два – толстое стекло покрылось трещинами, своим узором напоминавшими паутину, три – они взорвались изнутри, расплескивая дорогой алкоголь и осколки стекла по комнате. Ловец Скверны в последний раз хлопнул ладонью по столешнице, отталкиваясь от нее, и подошел к камину.
Неуемная гордыня Райана оказалась лучше самого терпкого виски, и Паук был бы не против продолжить их занимательную беседу, чтобы более полно раскрыть ее вкус, но время поджимало. Всплеск силы негативно сказался на его оболочке и усилил чувство голода. Грег пытался замять вопрос с долгом, что означало лишь одно – старший Райан, даже если и осознавал важность проблемы, решить ее не мог.
Ловец медленно снял темные очки и с нарочитой аккуратностью положил их на каминную полку, после чего поднял взгляд на Грега. На мужчину смотрели глаза с двойными зрачками, которые пересекали тонкие зеленоватые линии, ранее служившие радужной оболочкой. Паук выглядел больным поликорией, но общую картину дополняла сеть черных вен, покрывавшая верхние и нижние веки.
Ловцу Скверны не нужно было моргать, а потому он просто смотрел на Грега, пока тот не отвел взгляд. И после этого высокомерный старик называет разочарованием своего сына? Тогда кто же он сам?
- С твоим отцом подобных проблем не возникало. – Все так же спокойно произнес Ловец, опершись на боковую стенку камина: «Ты знаешь, что я не даю второго шанса, Грег. И Райан – старший мне больше не нужен». Паук повернулся к мужчине спиной и чуть вытянул вперед худые руки, грея их в красно – оранжевом пламени. Пауза затягивалась, но, прежде чем стала неловкой, Ловец, не оборачиваясь, произнес:
- Я хочу увидеть Грегори Райана – младшего. Либо ты, Грег, лично приведешь его сюда и мы мирно побеседуем, либо мне придется лично отыскать твоего выродка и притащить его за шкирку. Однако, не могу гарантировать, что твое прекрасное родовое гнездо при этом останется в целости и сохранности. Что выберете, господин Райан? – Последнюю фразу Паук произнес с неприкрытой издевкой и вновь уставился на Грега своим немигающим взглядом.

+5

5

[nick]Gregory Ryan, Sr[/nick][status]hail to the king[/status][icon]https://i.ibb.co/TT9PGs8/78-H0-MKTOVo0.jpg[/icon][ls1]Грегори Райан Старший, 67[/ls1][ls2]Член городского совета, президент Ryan Corp[/ls2]

Стакан опускается на столешницу еле слышно, но чудится в этом жесте стремительное падение лезвия гильотины на самолично подставленную шею. Каждый шаг ближе заставляет сжимать зубы все крепче, приподнимая подбородок. Будучи королем, привыкаешь командовать, а не подчиняться, а потому Грег заворачивается в мантию отчуждения, надевая привычную маску президента крупной компании. Смысла спорить и оправдываться нет, но отойти, даже отвести взгляд, равно поражению и Райан стоит, упрямо смотря на мужчину, и пока Паук подходит, и пока трещат бутылки и редкий итальянский хрусталь, переводит взгляд на разруху, только когда пастор, наконец, отходит. Ублюдок, кичащийся своей силой. Осколки лопнувшего стекла глубоко вгрызались в старую плоть, быстро окрасившуюся алым, но бизнесмен лишь стряхивает кровь с руки, в которой лопунл бокал, и остатки виски, что жгут раны, кусаясь множеством надоедливых мошек. Еще болеьший лицемер, чем сам Райан, Паук прикрывался личиной благочестивых святых отцов, развращая и искажая саму суть веры. Нет, одно время, Грегу казалось, что это весьма ловкий ход. Кто заподозрит вселенское зло под безликой сутаной священника? Но новое обличье лишь раздражало. Смазливый юнец, так и просящийся представить его рядом с каким-нибудь бугаем, которого он будет звать папиком. Как вообще можно было выбрать такое лицо?
Тяжелые капли крови отмеряли ход времени, соревнуясь с секундной стрелкой часов, гулко капая на паркет. Ублюдок снимает свои модные очки и Райан впервые чувствует, как сердце пропускает удар. Лицо парня, как изувеченный труп на краю дороги: один взгляд вызывает отвращение, вытаскивает потаенные страхи, но и отвести глаза практически невозможно. Грегори всматривается в недра двойных зрачков, пока пересохшие глаза не начинают гореть, и все же отводит взгляд, чувствуя, как липкий страх проходится ледяными пальцами вдоль позвоночника. Надо избавиться от пастора и как можно скорее. Отвернувшись к бару, мужчина принялся осматривать остатки бара в поисках хоть какой-то выжившей бутылки, передвигая осколки начавшими подрагивать пальцами. Блядство. Соберись, ты жалок, как твой отец.
Слова, будто в ответ мыслям, вынуждают гордо расправленные последние лет шестьдесят плечи дрогнуть и согнуться. Отец был слаб, жалок, но он не его отец. Райан сжимает зубы в попытке сдержаться. Никому не дозволено говорить с ним в таком тоне, но отчего-то язык все же не поворачивается нахамить в ответ, осадить наглеца, позволяющего себе лишнее. Это ли страх? Он ли выступает потом на увлажнившихся ладонях и отдает тихим свистом в участившемся дыхании? Сын не должен видеть его таким. Запоздалая мысль, что не стоило напоминать Пауку о Грегори младшем, пресекается вновь заговорившим священнослужителем. А он что умеет читать мысли?
"Я понял, что ты делаешь", - вновь вздернув подбородок, бизнесмен повернулся к пастору, еле заметно кивая. Спокойно брошенные слова слишком точно били по уязвимым местам, пробиваясь сквозь броню. Райан снова стряхивает тягучие капли крови с ладони и выходит в коридор. "Нет уж, тебе не вывести меня из себя. Этот Грегори Райан не будет потеть и трястись перед кем бы то ни было".
Затяжные гудки прерываются блеющим голосом невестки, но мужчина рычит в трубку - у него нет времени на эту вечно запуганную овцу – сперва на нее, а потом и на сына. Плевать. Если Паук хочет убедиться лично, какое его отпрыск ничтожество, он мешать не станет.
- Ему ехать минут двадцать, - вновь возвращаясь в комнату, мужчина говорит безразличным тоном, подходя к дальнему шкафу, где на полке стоял подаренный на каком-то званом вечере бурбон, - Хотя не уверен, что щенок когда-либо был пунктуален.

+4

6

- Да ты не шаришь! -  взмахнув рукой, Грег вскочил со стола, на котором сидел и подбежал к огромному окну, - Иди сюда, я тебе все покажу.
Встреча длилась уже больше часа и вторую бутылку виски, но мужчины все так и не могли прийти к какому-то соглашению. Все произошло очень внезапно: один из новых работников решил, что управляющий, которому еще нет и тридцати, легкая мишень, на которую можно слить недовольство. Папенькин сынок, посаженный на теплое место только по родственным связям, умеющий только тратить отцовские деньги на шлюх и бухло. Все это было так, но бугай все же ошибся, Грегоги умел не только тратить деньги, он умел их зарабатывать, а еще умел драться. Его оттащили от поднявшего на босса кулак бугая, только когда рожа того превратилась в булькающее кровавое месиво. Брезгливо снимая заляпанный кровью дизайнерский пиджак, Райан сам приказал секретарше вызвать полицию, рассчитывая решить вопрос до того, как кто-то еще на производстве решит стать крысой, но все пошло совсем не по задуманному сценарию. Первый помощник шерифа, прибывший лично, лишь равнодушно посмотрел на участников драки, достал какой-то блокнотик и, отведя бугая в сторонку, что-то тому произнес, после чего мужчина враз побледнел и отказался подавать иск, даже извинился за причиненное беспокойство. Над головой Райана, как в дурацких мультиках для детей, зажглась лампочка. Такого сотрудничества он упустить не мог.
- Смотри, - дождавшись, пока Элвин поднимется, наконец, со стула и подойдет, Грег ткнул в обширное помещение за пределами офиса, - У меня таких бараков по лесу раскидано с десяток. В одном из них я уже начал делать тренажерку для особо прытких парней.
- Давай еще раз, - облокотившись на стекло, Майер насмешливо приподнял бровь, разглядывая воодушевленного парня перед ним, - Ты предлагаешь, на полном серьезе, мне, первому помощнику шерифа, покрывать твой незаконный бойцовский клуб, прикрывать задницы твоих ублюдков и в первую очередь твою? Скажи честно, тебя сильно сегодня головушкой стукнули?
- Да пошел ты, - легко отбив тянущиеся к голове пальцы, Грег сложил руки на груди, - Не строй из себя тут недотрогу только. Во-первых, ты еще здесь, во-вторых, я еще здесь, а не за решеткой, в-третьих, все знают, что твоя жена сдохла и оставила вас без гроша, заложив все, что можно. Значит это вопрос цены. Просто назови цифру.
- Миллион в год?
- Не борзей, Майер.
- Ладно, - прислонившись спиной к окну, полицейский задумчиво закурил, - Все равно такую сумму перед налоговой потом не отмоешь.
Проторговавшись еще час, мужчины ударили по рукам и разъехались по домам. Майер на своем старом форде, а Райан в новеньком Porshe 944 Turbo S. Теплый майский ветерок обдувал лицо, предвещая отличный вечер, и Грег несся домой к жене, чтобы закончить удачный день бокалом другим терпкого вина и жарким сексом.
- Милый, это тебя, - выглянув из коридора, Эва протянула трубку, намекая, что нужно подойти.
- Конечно, меня, кого еще, - беззлобно огрызаясь, Райан продолжил разливать вино, даже не повернувшись, - Скажи, что меня нет.
- Но это твой отец.
- Да хоть сам святой отец, ты что оглохла? Почему я должен все время все повторять?
Донышко бутылки звякнуло о стеклянную столешницу слишком громко и Эва, вздрогнув, вновь скрылась в коридоре, только чтобы вновь замаячить со своей виноватой рожей.
- Он очень зол.
- Благодаря тебе, я теперь тоже. Спасибо, Эва, - подойдя в два шага, Грегори вырвал трубку из рук жены, грозно смотря на отступившую женщину, - Что?!
- Собирайся, я тебя жду. Сейчас.
- До утра подождешь, - спокойный голос отца звенел нотками скрываемой ярости, но Грег уже давно не боялся его дурного характера, - Я тебе не собачка прибегать по первому зову.
- Грегори Уильям Райан, ты сейчас же притащишь сюда свою тощую задницу, или я пришлю за тобой своих телохранителей.
- Бегу и спотыкаюсь!
Мужчина фыркнул в трубку, но оттуда уже доносились только короткие гудки.
- Ублюдок! – бросив трубку на телефон, Грег злобно уставился на аппарат. Он не привык, чтобы последнее слово оставалось за кем-то другим, - Ладно. Хорошо. Ладно, папочка, поговорим.
Схватив ключи, бизнесмен выскочил из дома и снова прыгнул на сидение своего автомобиля, вжимая педаль газа в пол до упора. Бесконечные деревья мелькали в сгущающихся сумерках, пока мужчина гнал по дорогам, закладывая виражи на поворотах под визг протестующих шин и испуганно отпрыгивающих редких прохожих.
Переполнявшая злость кипела, вынуждая все сильнее сжимать пальцы на обтянутом кожей руле и скрипеть зубами. Старый ублюдок никогда не был хорошим отцом или боссом, но на старости лет вообще охренел.
- Он не будет мне указывать!
Бросив взгляд на валяющуюся под пассажирским сидением монтировку, Грег облизнулся, привычно прикусывая зубами нижнюю губу.
- Лучше бы причиной этих указов был вопрос жизни и смерть, папочка, иначе мне придется сделать его таковым, - рыча в усы, мужчина резко притормозил перед отцовским особняком.
Огромный дом у воды – символ зависти и хренового детства – хранил тишину, смотря в вечернее небо единственным горящим окном. Выйдя из машины, Грегори осмотрелся, но никто не вышел забрать у него ключи и отогнать тачку. Отец отпустил прислугу или отдал указ его игнорировать? Сплюнув, Райан взлетел на крыльцо, открывая своим ключом.
- Ну и хули тебе понадобилось, старик?
Демонстративно хлопнув дверью так, чтобы задрожало витражное окно, мужчина прошел в освещенную комнату, все так же кипя от негодования. Сидящий в кресле отец потягивал алкоголь, в компании местного священника, и Грег, облокотившись на дверной косяк, окинул собравшихся презрительным взглядом.
- Я надеюсь, ты умираешь и этот служка пришел зачитать мне твое завещание?

Отредактировано Gregory Ryan (2020-05-02 19:54:11)

+5

7

- Время пошло. – Паук водрузил очки обратно и вернулся в кресло. Грег вытащил из шкафа чудом спасшуюся бутылку и сел напротив. Это было смело. Ловец Скверны не удивился, если бы после звонка сыну Райан покинул гостиную и заперся, скажем, в своем кабинете, как это сделал его предшественник, когда стало ясно, что отныне не он глава этого дома. Паук помнил жестокую ухмылку, в которой изогнулись губы Грега, когда он осознал, что опостылевший отец больше ему не указ, враз ужесточившийся взгляд светлых глаз и вкус вина, которым он предложил отпраздновать свою победу.
Тогда Райан щедро делился с Ловцом своими планами и идеями по развитию семейного бизнеса, рассказывал, как именно может быть полезен в вопросе заключения сделок. Слушать его воодушевленные бредни было забавно и необременительно, пастор рассеянно кивал в ответ и периодически вставлял в монолог контрактора ободряющие фразочки. Теперь все стало совсем иначе. Райан был напряжен, словно струна, но упрямо продолжал цедить бурбон прямо из горла бутылки. Предлагать Пауку кукурузное пойло он не стал, впрочем, у того еще оставался единственный, чудом уцелевший стакан с виски более благородной марки.
Время тянулось в блаженном молчании, которым Ловец Скверны откровенно наслаждался, а Грег не торопился нарушать по своим, лишь ему известным, причинам. Тягучий страх и горько-сладкое беспокойство Райана тонкой пленкой оседали на коже Паука, чей изголодавшийся организм моментально поглощал эту скупую трапезу, посылая по телесной оболочке болевые спазмы, постепенно усиливающиеся. Пастор замедлил дыхание, экономя силы. Конечно, можно было броситься на Грега, разорвать на куски ослабевшее старческое тело и впиться зубами в горячую плоть, но это не принесло бы желанного чувства насыщения. Нужно подождать совсем немного, с появлением сына Райан-старший должен ослабить контроль над собой, выпустить сдерживаемые при Ловце эмоции, и наконец стать ему полезным.
Хлопнувшая дверь разорвала тишину подобно громовому раскату, который тут же дополнился грохотом шагов, а затем в комнате появился гвоздь программы сегодняшнего вечера. Грегори Райан-младший все же решил почтить отца своим присутствием.
- Двадцать три минуты. – спокойно констатировал Паук, переводя взгляд с дорогих напольных часов на Грега-старшего: «Твоя правда, пунктуальность не его сильная сторона. Осталось проверить, так ли оправданы остальные претензии». Быстрым слитным движением Ловец Скверны поднялся на ноги и подошел к молодому мужчине, который, едва переступив порог родного дома, тут же плюнул ядом в сторону родного отца и пастора. Приблизившись, Паук слегка склонил голову, рассматривая Грегори с интересом лаборанта, в руки которого попала новая подопытная крыса. 
Сильный, уверенный в себе, как и все предыдущие Райаны, он был лишен лоска и некоего благородства, которые выгодно выделяли его отца среди бесконечного круговорота рождения и смерти в их семейке.
- Я пришел поговорить, сын мой. А вот кому из вас двоих, - Паук обернулся в сторону Грега, а затем вновь перевел взгляд на его сына, - потребуется завещание, станет понятно по итогу нашей беседы.
Ободряюще похлопав Райана – младшего по плечу, Ловец Скверны вернулся к креслу, подхватил все еще недопитый стакан виски с подлокотника и, подойдя к камину, сделал глоток пряного пойла. «Твое здоровье, Грегори. Присаживайся», - пастор кивком указал на освободившееся место напротив старшего Грега.
Не сводя глаз с молодого мужчины, Паук прикидывал, стоила ли игра свеч. Первое впечатление самое сильное, и Райан-младший умудрился испортить его одной единственной фразой. Зарвавшийся щенок похоже считал себя главным источником опасности в доме, от того чувствовал себя хозяином положения. Ловец Скверны облизнул сухие губы, собирая с них вкус виски и щедро источаемую Грегори злобу. В присутствии этого выскочки голод лишь усилился, кожа под рубашкой нестерпимо зудела, готовая прорваться и позволить длинным шипастым лапам проткнуть глотку высокомерного юнца. Внешне же Паук оставался совершенно невозмутим: опершись спиной о стену, он сложил руки на груди, продолжая сравнивать между собой обоих Райанов. И пока старший импонировал Ловцу гораздо больше. А раз так, стоило дать старику возможность в последний раз проявить себя:
- Грег, разъясни своему сыну сложившуюся между нами ситуацию. Без лишней лирики, простыми, короткими фразами, чтобы даже он понял в чем суть. Надеюсь, хотя бы это будет тебе по силам?
Выпрямившись, Паук прошел вперед, оказавшись позади Райана-старшего, а затем опустил ладони на спинку кресла, по обе стороны от его головы.
- А когда с экскурсом в историю будет покончено, я хочу узнать больше о тебе, Грегори Уильям. Действительно ли ты являешься всего лишь бесполезным куском дерьма, каким выставляет тебя собственный отец или же испуганный старик попросту боится потерять приросшую к седой голове корону.

+3


Вы здесь » Ashburn » Прошлое » There's always a bigger fish


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC