Дорогие друзья, прошёл ровно месяц с тех пор, как мы вновь открыли для вас двери нашего города. Мы поздравляем всех вас с этой небольшой, но очень значимой для форума датой — оставайтесь с нами, а мы уж постараемся сделать так, чтобы вам было не скучно в Эшбёрне. По случаю нашего маленького юбилея мы запускаем первый игровой челлендж и первый сюжетный ивент — следите за новостями!
Elvin MayerJason WolfBillie Madison
сюжетные историисписок персонажей и внешностейбиржа трудашаблон анкетыэшбернский вестник
Добро пожаловать в Эшбёрн — крошечный городок, расположившийся в штате Мэн, близ границы с Канадой. На дворе лето 1992 года и именно здесь, в окрестностях Мусхед-Лейк, последние 180 лет разыгрывалось молчаливое столкновение двух противоборствующих сил — индейского божества, хозяина здешних мест, и пришлого греховного порождения нового мира. Готовы стать частью этого конфликта? Или предпочтёте наблюдать со стороны? Выбор за вами, но Эшбёрн уже запомнил вас, и теперь вам едва ли удастся выбраться...
Детективная мистика по мотивам Стивена Кинга. 18+
Monsters are real, and ghosts are real too
They live inside of us and sometimes they win

Новости города

7 июля 1992 года, около полудня, на эшбёрнском школьном стадионе во время товарищеского футбольного матча между эшбёрнскими «Тиграми» и касл-рокскими «Маури» прогремел взрыв — кто-то заложил взрывчатку под трибунами стадиона. Установленное число погибших — 25 человек, в том числе 20 детей, 64 человека получили ранения разной степени тяжести. Двое учеников, — Джереми Хартманн и Бет Грабер, — числятся пропавшими, их тела пока не были обнаружены. На сегодняшний день полиции пока не удалось установить виновных. На протяжении месяца к месту трагедии горожане продолжают приносить цветы и игрушки в память о погибших учениках, до августа приостановлена работа городской ярмарки.

Горячие новости

Эшбёрнский вестник Запись в квест Проклятие черной кошки Июньский челлендж

Активисты недели


Лучший пост

Голос журналистки на мгновение вывел Джейсона из тягостного морока старых воспоминаний. Яичницу ещё можно было спасти, и мужчина, действуя больше на автомате, разложил содержимое сковородки по широким тарелкам. Аромат поджаренного бекона и свеже сваренного кофе раздражал обоняние, хотелось есть, но все до единой мысли Джейсона были сейчас далеко в прошлом. Читать дальше...

Best of the best

Ashburn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ashburn » Настоящее » Дорога вслепую


Дорога вслепую

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[13.08.92] Дорога вслепую

https://media.giphy.com/media/l3nSGQ045gEvvQFRm/giphy.gif

Преамбула:
Билл Денбро, Маргарет Уилсон
С тех пор как в городе новый врач, миссис Денбро грезит идеей отвести сыночку на прием. Может, хоть этот врач скажет что-то толковое.
Резюме:
--

+3

2

- Уильям, постой!
Уже практически переступив порог дома, школьник замер, поворачиваясь в сторону кухни. Мать звала полным именем, а это, как правило, не сулило ничего хорошего. Уже успел накосячить? Прокручивая в голове события утра, Билл окончательно развернулся и толкнул дверь, оставляя солнечный день снаружи. Да, вроде ничего такого натворить не успел, хотя Луизе Денбро найти повод было раз плюнуть.
- Да, мам?
Женщина, стоя у мойки, как раз заканчивала с мытьем посуды после завтрака, вытирая вафельным полотенцем поверхность раковины. В открытое окно лился яркий солнечный свет, отражаясь в полированных боках подсыхающих сковородок, а тихий ветерок заигрывал с легким тюлем, то вынуждая взвиваться вверх, то опадать мягкими волнами. Это должен был быть чудесный день, который Билл планировал провести вместе с друзьями и Беверли. Они хотели сходить на север к пещерам и поискать следы контрабандистов, запрятавших клад. Ну, попытаться найти то, на что намекал старый мистер МакКалистер, хотя все понимали, что он, скорее всего, давно сбрендил.
- Мы выходим через двадцать минут. Ты готов?
- Готов к чему? – внутренне напрягшись, парень скользнул взглядом по холодильнику, где, как правило, висело семейное расписание и записки с напоминаниями. Никаких планов на сегодня не было, а потому Денбро младший нахмурился, прислоняясь плечом к косяку.
- Мы идем к врачу.
- К какому? – вытягивать из матери по слову всегда было крайне раздражающим занятием, но школьник сдерживается, лишь поджимает недовольно губы
- В клинике новый терапевт. Я записала нас еще неделю назад.
- А можно узнать, почему ты говоришь мне только сейчас? У меня вообще-то уже были планы.
- Будешь дерзить, не получишь после приема мороженое, - сложив руки на груди, Луиза бросила на сына недовольный взгляд.
- Мам, мне шестнадцать, я могу сам купить себе мороженое, спасибо, - принимая аналогичную позу, парень поднял бровь, всем своим видом выражая не согласие с подобным тоталитарным режимом, - Я был бы весьма признателен, если бы ты ставила меня в известность о планах, касающихся меня, заранее.
- Ну, у тебя есть еще целых пятнадцать минут, чтобы предупредить друзей, что планы сменились. Или ты опять планировал якшаться с девчонкой Майера?
Закатив глаза, Билл, не говоря ни слова, выкатился в коридор и подошел к телефону. Нелюбовь матери к Беверли крепла с каждый днем все сильнее, накаляя атмосферу в доме, но все же именно ей Денбро позвонил первым, тихим голосом объясняя, что присоединится позже, если сумеет.

Белые больничные стены знакомы практически как свои собственные. Четвертое по популярности посещения здание для мальчишки после дома, школы и тайного штаба в лесу, и Денбро ступает уверенно, двигается по изученным коридорам на автомате, здороваясь со знакомыми лицами из персонала.
- Миссис Ларсон, позвольте я помогу.
Отбежав от матери, Билл подхватил край пустующей больничной кушетки, которую пыталась вывезти из кабинета престарелая медсестра, но колесики, зацепившись за порог креплением, никак не желали сдвигаться. Приподняв и потянув на себя, Денбро выкатил койку в коридор и улыбнулся женщине, которая, казалось, была уже талисманом этого места. По крайней мере, всю его недолгую жизнь, насыщенную частыми визитами, именно ее морщинистые руки качали галлоны его крови, давали в детстве конфеты и утешали в бесконечные минуты сидения под кабинетом, пока родители разговаривали с врачами.
- Спасибо, сынок, - улыбнувшись, миссис Ларсон откатила кушетку к стене и благодарно погладила парня по плечу, - Снова обследуетесь или так праздный визит?
- Билл, - пощелкав пальцами, Луиза позвала сына, окидывая критическим взглядом незнакомого еще врача.
- Да, мама хочет узнать мнение нового доктора.
Повернувшись на зов, Билл кивнул и, извинившись перед медсестрой, поспешил к матери, что уже по-хозяйски пересекла кабинет, выуживая из сумки увесистую папку с подписью "Анализы Билла".
- Не знаю, успели ли вы уже ознакомиться с его историей болезни, но вот результаты кт в ретроспективе последних десяти лет, вот мрт головного мозга, сосудов, вот показания…
Прикрыв за собой дверь, Денбро бросил на врача извиняющийся взгляд, тихо поздоровавшись, и, присел на краешек стула, подперев кулаком щеку. Головные боли мучили его чуть ли не с рождения, с годами становясь все сильнее, и мать таскала по врачам практически ежеквартально, все еще рассчитывая услышать диагноз, который ее удовлетворит. Пока все остальные дети веселились под палящим солнцем, бегали по лужам или играли в снежки, Билл часами сидел, облепленный датчиками, барабанил пальцами под биты аппарата для мрт и сдавал все, что можно было сдавать в качестве анализов, но все было напрасно. Снимки были чисты, анализы практически идеальны, а врачи один за другим разводили руками. Кто-то даже предположил психосоматику и предлагал полежать немного в отделении психиатрии, но на это Луиза пойти не согласилась. Он в каком-то смысле уже даже привык. Не к ослепляющей боли и звону в ушах, к этому привыкнуть просто нельзя, он уже скорее смирился, что так будет всегда. Смирился с постоянно находящимся в кармане пузырьком обезболивающих таблеток, с косыми взглядами во время приступов, гиперопекой со стороны родственников и званием "хорошего мальчика". Госпожа мигрень не любила вредных привычек, сурово наказывая за попытки вместе с ребятами пробовать сигареты или алкоголь, но зато он нашел себя в рисовании, что особенно хорошо удавалось, как ни парадоксально, именно в моменты, когда тяжелые волны пульсирующей боли разбивались изнутри черепной коробки, щедро орошая мир слуховыми галлюцинациями или цветными засветами в углах глаз.
- Ну, что скажете? – закончив бомбардировать врача фактами, миссис Денбро воинственно сложила руки на груди, приготавливаясь услышать то, что слышала много раз.

Отредактировано Bill Denbrough (2020-04-24 12:16:06)

+6

3

Кипа бумаг впечатляла. Особенно если знать, что этот талмуд – медицинская карта человека, которому и семнадцати нет.
Первая на сегодня запись обещала… скорее много возни, чем интересный случай. Стойкие головные боли в любом возрасте то еще удовольствие как для пациента, так и для врачей.
«Мигренеподобный синдром» для начала. Очаровательная отписка, щедро открывающая простор для дальнейшей деятельности. Что у нас по обследованию? Невролог – регулярно, и смена схемы при каждом втором посещении. Онколог… два года назад. Данных не выявлено. Сосудистой патологии, аномалий строения, нарушений оттока не выявлено. А как насчет гормональных нарушений? Есть эндокринолог, пусть и давно, - возрастная норма. Здесь надо смотреть.
Сердцебиение, подъемы температуры тела, потливость, тошнота, обмороки, головокружение – не видно. Жалобы вообще описаны скудно. Ортопед, трижды: данных за костно-суставную патологию нет, нарушений осанки нет. Ребенком немало занимались. Ага, офтальмолог. По зрению ничего критичного; глазное дно, поля зрения в норме. Травм головы и шеи не было, нейроинфекций не было. Кровь спокойная, за аутоиммунный процесс ничего.
Что ж, родители явно не жалели ни времени, ни денег, а коллега был весьма скрупулезен. Единственное, как насчет семейного анамнеза? Более-менее доказанный критерий диагноза «мигрень» - наследственность, а графа пуста.
Маргарет еще раз перелистала карту, вчитываясь теперь в жалобы и назначения. Анальгетики, триптаны… гормоны. Экспериментальное, в общем-то, лечение, эффект не доказан. А что с ребенком делать лет через пять? Почему не назначили профилактическую терапию, родители отказались?
План опроса, набрасываемый в блокноте, близился к концу, когда возня снаружи превратилась из фона в рабочий шум. Вошедшая первой медсестра протянула заполненный на четверть лист. Рост, вес, температура, давление, пульс – пока придраться не к чему. Автоматически представляясь и выслушивая ответные приветствия (так вот, как читается эта фамилия), Маргарет наблюдала за подростком. Рост в пределах нормы, астеническое телосложение, нормальное питание, голову держит естественно. Походку за четыре шага не определишь, но явной патологии нет.
Решительно настроенная мать явно не нуждалась в наводящих вопросах, всем своим видом показывая, что лучше знает, как и что говорить. Чужая напористость раздражала, но Маргарет решила не перебивать: рассказывала женщина в хронологическом порядке и почти без лишних подробностей. Через 10 минут опросник оказался заполнен на две трети, а в выложенной на стол папке с результатами исследований нашлась одна неучтенная МРТ. Родители, конечно, отягощающий фактор, но таких терпеть можно. Хуже, когда мамы-папы беспомощно блеют, не зная, чем ребенок питается, во сколько ложится спать, когда смотрит телевизор и моет ли руки.
Впечатление Луиза Денбро испортила сама, выдав сакраментальное:
- Ну, что скажете?
- Сначала мне нужно задать несколько вопросов, осмотреть Билла, - улыбнулась Маргарет, - и почитать ваш дневник головной боли. Скажи мне, болит всегда одинаково?
К ее удивлению, юный пациент не ограничился односложными ответами, специально втягивать его в диалог не пришлось. Сложнее пришлось с исключением из диалога матери, порывавшейся отвечать на каждый вопрос самой. Ну не объяснять же при подростке, что это нужно еще и для оценки его психики.
Словарный запас немалый, общение активное, отмечается некоторая эмоциональная напряженность, нарушений внимания нет, тест на краткосрочную память – отлично. Осмотр тоже ничего не дал: видимой патологии нет, неврологический статус в норме. Некоторая сосудистая лабильность ни о чем не говорит. Внезапное начало, различная локализация болей, повторяемость эпизодов не за мигрень, но в медицине нет ничего безусловного. Оставить все по-прежнему не позволяла динамика процесса.
- Миссис Денбро, на данный момент я согласна с установленным диагнозом. Вам, вероятно, неоднократно говорили, что у мигрени нет органического субстрата, то есть дело не в опухоли, рубце, больном сосуде или сломанной кости. Причина мигрени – нарушение химии мозга. Меня смущает прогрессирование болезни. Это может быть вызвано гормональными изменениями: мальчик взрослеет, в кровь выбрасывается много гормонов, организм работает по-другому. Повышенная эмоциональность ухудшает состояние. Чем больше он нервничает, тем сильнее и чаще приступы. Но я подозреваю, что на мигрень наложились так называемые рикошетные головные боли – вызванные частым приемом лекарств. С этим связана еще одна проблема: Биллу назначали много разных препаратов, в резерве не осталось почти ничего. Гормоны – последняя линия и не лучший вариант в смысле побочных эффектов. Рикошетные боли и диагностируют, и лечат с помощью отмены постоянно принимаемых лекарств, но я не имею права что-то отменять без осмотра невролога, первое, и, второе, должна понаблюдать вашего сына сама. Поэтому, давайте сделаем так: я выпишу вам рецепты по имеющейся схеме, дам рекомендации по режиму, диете, физическим упражнениям и обязательно форму дневника головной боли. Его надо вести ежедневно – не потому, что мне так хочется, дневник дает массу повседневной информации, которую человек просто не в состоянии запомнить. Рекомендую вам самой контролировать прием сыном препаратов. Жду вас через месяц: если станет хуже – раньше, и обязательно с дневником. Перед тем, как ответить на ваши вопросы, я хочу задать еще два. Были ли мигрени в роду у вас или мужа и предлагал ли невролог профилактическую терапию?

+3

4

- Я же вам уже все сказала, - недовольно закатив глаза, Луиза фыркнула, приходя к выводу, что ждать от нового врача чего-то нового не придется.
- Нет, - покосившись на мать, Билл вздохнул. Было бы куда проще, если бы он оставался с врачом один на один, ему уже все же не пять лет и он давно уже мог говорить сам за себя, - В последнее время приступы только усиливаются.
- Что? Почему ты мне не сказал? – высокий голос миссис Денбро взлетел еще выше, вынуждая морщиться.
- Да вот именно по этому, - устало взмахнув рукой, парень послал врачу многозначительный взгляд и принялся описывать свою симптоматику и отвечать на вопросы, периодически противореча словам отвечающей за него матери, судя по меняющемуся выражению лица которой, ни на какую прогулку он сегодня уже не пойдет. Она вставит ему по полной. И за то, что ложится спать он не в то время, что она думала, хотя ожидать, что шестнадцатилетний сын будет ложиться в то же время, что и восьмилетний, как минимум, глупо. И за то, как часто он не говорил ей, что у него болит голова, но кто бы рискнул сказать Луизе Денбро в лицо, что в данный момент приступ это ее личная заслуга. И за то, что питался он не только ее стряпней. Дуться будет неделю точно, но врать в лицо доктору было бы еще более глупым решением. Осталось потерпеть всего полтора года и он уедет в колледж, подальше от вечного надзора и перепадов материнского настроения.
- Ну, хорошо, давайте сделаем так.
Луиза кивает в ответ на слова врача, бросая на сына строгие взгляды, а Билл лишь снова вздыхает, заранее смиряясь с испорченным концом лета. Теперь мать вообще запрет его дома до самой школы, доставая кучей требований, которые он и без того исполняет многие годы. Надо будет поблагодарить доктора за отличный новый повод возвращения контроля за растущим сыном для гипер заботливой мамочки.
- Да, я и сам прекрасно умею следовать графику приема, - попытка постоять за себя, ожидаемо, пресеклась резким щелчком женских пальцев и, покачав головой, парень откинулся на стуле, скрещивая на груди руки. Это бесполезно.
- Если бы были, думаете, я бы не начала разговор с этого? Я прекрасно знаю, что такое наследственность и нет, у нас в роду таких проблем еще не было, - немного задумавшись, женщина вновь приняла рыться в своей увесистой папке, - Нам назначали физиотерапию, но она не принесла никаких результатов.
- А еще плавание, массажи, ортопедические подушки, бесконечные диеты и препараты, - потеряв терпение, школьник сел ровно и положил руку поверх всех своих анализов, - Мне все равно после приема влетит, так что чего уж теперь. Мама, извини, но я уже достаточно вырос, чтобы самому говорить за себя, и ты это прекрасно знаешь, просто не хочешь признавать. Доктор Уилсон, мы это уже проходили много раз. Да, я не ложусь спать в девять вечера, но, как правило, ложусь и встаю в одно и то же время, сплю по восемь часов на удобной подушке. Не ем ничего, что указано в этих списках запрещенных продуктов, пью почти по два литра воды, делаю зарядку и каждый день езжу на велосипеде, либо плаваю в зимний период. Я практически не попадаю в стрессовые ситуации и не склонен к фрустрации. Но это все никак не влияет на динамику и степень приступов. Я почти год вел дневник боли, записывая дни поминутно. Связи тут нет. Она просто болит. Может несколько раз в день по полчаса, а может уложить сразу на пару дней. Все эти препараты тоже не помогают, хотя я ни разу еще не нарушил прописанного режима. Мне не наплевать. Я не тупой подросток, которому кажется, что он будет жить вечно и позаботится о здоровье только, когда доживет лет до пятидесяти, я все это соблюдаю, - приподняв листки, парень ни разу не сбился с ровного и спокойного тембра, лишь под конец досадливо скривился, - Это просто не помогает. Я не ожидаю, что вы поверите мне на слово, но прекратите, пожалуйста, делать вид, что меня тут нет и я не в состоянии следить за собой и своим здоровьем.
Наручные часы пикнули, отмечая наступление нового часа, и, нажав кнопку, Билл поднял голову, бросая на мать недовольный взгляд.
- К слову о контроле и извещении о планах заранее. Мне пора пить таблетку, а через двадцать минут необходимо поесть, о чем ты, конечно же, не подумала, записываясь к врачу, не посоветовавшись со мной о времени, и теперь мне придется взять что-то из местного автомата, а тут одни шоколадные батончики, - сделав глубокий вдох, Денбро достал из кармана оранжевый пузырек и отвернулся от вспыхнувшей матери, вновь обращаясь к врачу, - Прошу прощения за эту сцену, не стоило мне выносить внутрисемейные склоки на обозрение. Могу я попросить у вас стакан воды? Мой портфель с запасами остался в машине.

Отредактировано Bill Denbrough (2020-05-18 21:51:38)

+4

5

В планах у нас скандал в благородном семействе – но каков лексикон! Самый, конечно, подходящий возраст, чтобы выходить из повиновения, жаль только, разговор получается малопродуктивный. И в документах некоторые несовпадения. Что это он такое пьет по часам, если о профилактическом лечении нигде не пишут? И почему не сказали сразу – не поняли терминологии? Благо, времени на первый прием достаточно: схему лечения придется вытягивать клещами, а уж объяснять миссис Перфекционизм, почему этого нет в карте… И последней МРТ, кстати, не было. Ездили к неврологу, минуя местного врача? Где заключение? Получается, ребенок пьет проф. терапию, глушит гормоны с триптанами, бросил вести дневник, поскольку никто не видит от этого толку, а боли нарастают.
Маргарет сама идет за водой, чтобы взять паузу на подумать. Любопытство прорывается почти против воли. Тягомотная история, но ведь интересно… по бумагам это выглядит куда более складно, чем по жалобам и анамнезу. Нет головных болей в роду (поговорить бы еще с отцом), нет триггера, нет периодичности или характерной длительности, нет и не было четкой локализации – ни разу это не мигрень. За время практики ей приходилось наблюдать восьмерых пациентов с мигренями, некоторых годами. Все они свой диагноз унаследовали, кто по отцовской, кто по материнской линии, у всех наблюдалась характерная периодичность, пусть и своя у каждого, длительность приступов варьировалась, но никак не в восемьдесят раз, и триггеры у них прослеживались четко, от одного до трех, не больше. Один начал жаловаться на головные боли после тяжелого гриппа, подозревали даже менингит, но приступы вызывались все равно холодным ветром. Зависимость от луны опять же.
Маловероятно, что все врачи годами ошибались, но есть такая вещь, как инерция мышления. Раз поставленный диагноз снять почти невозможно, могли и не задумываться, что диагностику надо проводить заново. Дифференцируют с опухолью, как положено, и все. Теперь представим, что можно сказать Луизе Денбро: «Это не мигрень, все врачи годами ошибались, а я одна права». В лучшем случае Маргарет их больше не увидит, в худшем стоит ждать вызова в суд. Вряд ли из невнятного обвинения что-то выйдет, но времени и нервов уйдет немерено… ладно, не о том речь. Поговорить бы с ребенком отдельно – к фрустрации он склонен и не намерен выносить семейные склоки на обозрение, подумать только. График приема препаратов, напоминание в часах, «о здоровье надо заботиться уже сейчас», список запрещенных продуктов и портфель с запасами. Это уже не материнское влияние, это они из него вылепили к почти семнадцати годам. К двадцати он запилит свою девушку насмерть, а к тридцати пяти застрелится, не выдержав проблем на работе, поскольку гиперответственность не настолько лучше безответственности, как оно считается. Гиперопека и хроническое заболевание, из-за которого нуждаемость в опеке усиливается – смертельное сочетание. Хорошо, если парень еще в состоянии говорить о чем-то, кроме болезни. По бумагам эта забота смотрелась более идиллически.
Надо выяснить, что там за схема лечения, и рассоединять их: сын не скажет всей правды при матери, а мать слишком агрессивно реагирует на то, что считает противостоянием. Вероятность стать после этого врагом, конечно, весьма отличается от нуля…

- Извини, я не хотела тебя обидеть, - Маргарет протягивает стаканчик с водой и даже не пытается рассмотреть, что написано на флаконе, бесполезно. – Дело не в доверии лично к тебе и не в возрасте. Избавление от боли – слишком большой соблазн. Порог восприятия у каждого свой. Когда сильно болит, сделаешь все, чтобы это прекратилось: выпьешь лишнюю таблетку, сделаешь укол, не заботясь о всякой ерунде, вроде антисептики, свернешь шею слишком громко пискнувшему котенку. Контроль приема обезболивающих – больная тема, о которой думать стыдно, а не думать нельзя.
Шоколадные батончики непонятно с чем – не лучший вариант, хоть и не убьют его за один раз. Интересно, если предложить кусок мясного пирога, взятого нынче с целью налаживания контактов, кто упадет в обморок первым? Ладно, не смешно.
- В твоей карте нет данных, что ты принимаешь какие-то препараты постоянно, только рекомендации по снятию непосредственно приступа. Это разные вещи – постоянно принимаемые лекарства и называются профилактической терапией. Ее обычно назначают далеко не сразу и только с предупреждением о возможных побочных эффектах. Покажите, пожалуйста, мне последнюю схему лечения, и кто и когда ее назначил.
И снова о ту же стену головой. Это ничего, это бывает, половине пациентов нужно повторить три раза, чтобы чего-то добиться. Не от всеобщей тупости, а от разницы терминологии и отсутствия объяснений.
- Твой дневник я хотела бы видеть и все-таки настаиваю на его ведении. Это для тебя в нем ничего нового, но я-то тебя вижу впервые. Для меня это огромный блок полезной информации.
Взялась же откуда-то отрицательная динамика. Обсудить тактику по отдельности, сначала с сыном, потом с матерью. Уточнить наедине насчет триггеров: возможно, он пробует курить, или начал курить отец, проблемы в школе, новое хобби, появилась девушка, а у нее парфюм – обычно пациенты определяют запах, на который начинается мигрень. Уговорить честно назвать количество таблеток, выпиваемое за приступ, а желательно и наличие каких-нибудь неучтенных лекарств, выданных доброхотами. Понаблюдать хотя бы месяц самой, а потом делать выводы.

0

6

- Ой, нет, - запив таблетку, Билл бросил на мать неловкий взгляд и спрятал таблетки в карман, - Это не от головы. Это последнюю неделю только.
- А нечего на меня смотреть, - уязвленная Луиза сложила руки на груди, всем своим видом показывая степень своего негодования, - Хотел разговаривать с доктором, как взрослый? Вперед. Мать в сторонке постоит, мать же ничего не смыслит.
Глубоко вздохнув, Денбро досчитал про себя до десяти. Не хотелось бы всем семейством предстать перед новым врачом кучкой неврастеников. Все же местные врачи в городе менялись редко и успевали изучить характеры и нюансы поведения своих пациентов, а доктор Уилсон была еще новенькой и могла подумать, что это нормальное поведение для обоих представителей семейства Денбро.
- Ладно, - протянув тюбик женщине, Билл смущенно отвел глаза, вытирая ладони о джинсы, - Это от расстройства кишечника. Доктор Питерсон прописал на той неделе. Меня от углеводов, как бы это сказать, живот вздувается. Сказал принимать трижды в день перед едой, - отчаянно краснея, юноша старался сохранить прошлый уверенный тон, но говорил все тише, - У меня в портфеле есть яблоко, все равно ж домой поедем потом.
Как же неловко. Вроде же в первую очередь врач, а не женщина, но уши горят, а парень елозит на стуле, поспешно пряча в карман возвращенный тубик. Не пора ли вообще заканчивать прием? Кажется, они тут уже полчаса, а то и час сидят. Пора бы и честь знать.
- Хорошо, мы поняли: вести дневник, явиться через месяц, - хмыкнув, Луиза принялась собирать бумаги обратно в папку, после чего, прижав ее к груди, бросила ликующий взгляд на красного сына и открыла дверь кабинета, - До свидания, доктор Уилсон.
- До свидания, - буркнув прощание, парень выскользнул за дверь и резким шагом направился к машине, не оглядываясь и не дожидаясь матери, которая все равно теперь с ним либо не заговорит неделю, либо выскажет все, что думает в машине весьма доходчиво.

Тишина библиотеки успокаивает, прерывается лишь тихим шелестом страниц, да редким покашливанием мистера Рэндалла. Биллу всегда нравилось в городском книгохранилище, наверное, именно поэтому он и устроился сюда работать. По-крайней мере, хотелось думать именно так, а вовсе не потому, что мать, местная библиотекарша, поспособствовала. Сегодня в прочем у него был выходной, но Дэнбро не пошел с друзьями купаться на речку, а предпочел уединиться в тишине отведенного под библиотеку крыла культурно-досугового центра.
Кончики пальцев легко скользили по корешкам многочисленных книг: ветхие фолианты, реставрированные неумелой рукой, перемежались с глянцевыми супер-обложками, теплая кожа обмотки констатировала с прохладой покрытого лаком картона. Вот уже почти два месяца прошла, а Билл все не мог выбросить из головы произошедшее в лабиринте. Не мог уложить по полочкам факт, что это все не было игрой его больного воспалившегося сознания.
Такого не может быть. Все книги, что он прочел за это время, все попытки воспроизвести случившееся разбивались о жестокую реальность. Этого просто не могло быть. И вроде можно было уже успокоиться, прийти к очевидной мысли, что тот мужчина наврал, что его рисунки не могли воспроизвестись в реальном мире, решить для себя и отпустить, но раз за разом Денбро возвращался в тишину излюбленной библиотеки. В поисках чего-то нового, в поисках ответов или хотя бы новых вопросов.
Потирая мозоль на пальце от постоянного рисования, школьник задумчиво листал книгу по изотерике и ясновидению. Сущий бред, но кто знает, где можно найти зерно истины в столько нелогичном исследовании. Ритуалы, привороты, спиритические сеансы – в очередной книге речь велась о чем угодно, кроме интересующего парня вопроса. Могут ли полотна оживать?
Раздраженно захлопнув книжонку, Билл вернул ее на полку и устало привалился лбом к деревянной перегородке между шкафами. Ну, не брать же за аксиому художественные произведения, по типу "Портрета Дориана Грея"? Или "Портрета" русского писателя Гоголя? Там, конечно, было вообще не о том, что интересовало парня, но хотя бы давало надежду, что не он один столкнулся со странностями с живописью.
Пару раз ударившись головой о полку, Денбро вздохнул и, вернувшись к столу на котором расположился, достал из рюкзака бутылку с водой. Книги об искусстве, разложенные на столе в одном ему известном порядке, пестрели яркими иллюстрациями, отражая глянцевыми боками свет библиотечных ламп. Задумчиво сделав пару глотков, парень поставил бутылку на стол и плюхнулся на стул, вяло уронив голову на подставленные руки.
Надоело. Он ничего не найдет. По крайней мере точно не в крошечной библиотеке малюсенького городишки.

+1

7

Влажное августовское тепло до жары не дотягивало, но ощущения, как будто гуляешь в кастрюле с супом. Скоро начнет свежеть, а пока самое противное время. Маргарет, козырьком прикрыв глаза, огляделась, перешла дорогу и, не удержавшись, послала в сторону солнца мрачно-неодобрительный взгляд. Ходить по не так чтобы знакомым улицам, когда слепит глаза, удовольствие ниже среднего.
До сих пор плюсы переезда в маленький городок перевешивали минусы. Мягкий климат. Кабинет с толстыми стенами и окнами на север, где даже после полудня прохладно и не слишком светло. Почти всюду можно добраться пешком. На улице нет толпы, в которой приходится лавировать. Из минусов – половину встречных она должна узнавать. Вероятно, репутация высокомерной особы уверенно идет в рост: не объяснять же каждому, что доктор Уилсон не здоровается первой, поскольку для нее все на одно лицо.
В эффекте новизны дело или в невысокой нагрузке, но после окончания рабочего дня настроение не зашкаливает за «Вечно одно и то же», в то время как раньше к вечеру оно устойчиво держалось на «Чтоб вы все сдохли». Возможно, это не так и хорошо, иметь силы и желание заниматься… посторонними делами. И нет, она не потратит время зря. Помимо книг для… общего развития можно будет поискать в периодике что-то по инфекционным болезням вообще и зоонозам в частности. Страшно подумать, сколько здесь водится всякой кусачей насекомой дряни и какую заразу она переносит. Не говоря уже об охотниках: птица, шкуры, необработанное мясо. О паразитологии тоже стоит вспомнить. Остальное, которое не работа, оно только для удовлетворения любопытства.
Достойно ли на четвертом десятке успокаивать себя самообманом? Это не любопытство, как качество, а нечто сродни желанию размотать повязку на культе и посмотреть, что там. Любому разумному человеку понятно, что смотреть там не на что. Маргарет в собственном разуме не сомневается, но желание «снять повязку» нестерпимо.
Наугад поздоровавшись с группой женщин, не нашедших другого места для бурного обсуждения, кроме дверей культурно-досугового центра, она протиснулась мимо них внутрь, в последний момент поймав соскользнувшую с плеча сумку. Неужели это обязательно, остановиться прямо на месте встречи? Здесь другие люди ходят, между прочим. И что за извращенное удовольствие, громогласно осведомлять о своих проблемах всех окружающих?
В библиотеке прохладно, хоть и душновато. Пахнет книгами, немного пылью и совсем немного какой-то уличной едой и чистящим средством. Никакого табака – вот, где счастье. Рассеянный свет не раздражает глаза, к тому же можно забраться в какой-нибудь темный угол. Стоило прийти сюда хотя бы для того, чтобы в комфорте изучить специальную литературу.
Уверенно вытребованный каталог периодических изданий не так велик, чтобы его можно было перелистывать больше получаса. Не то чтобы в этом вообще было много смысла: все возможное она давно выписала, - но вдруг найдется что-то полезное. Для оправдания потери времени есть еще древний медицинский справочник «обо всем», ценность которого скорее историческая, чем практическая, но клинику можно и почитать. Закрыв каталог, Маргарет в очередной раз взглянула на силуэт за дальним столом. Некто, охарактеризованный библиотекаршей как «юный коллега», ухитрился именно сегодня и сейчас взять все книги по истории живописи, имеющиеся в наличии. Не иначе, научную работу пишет.
Может, это судьба намекает не заниматься ерундой? Ну неужели она действительно ожидает найти в «Словаре искусства» что-то о меняющихся картинах, влияющих на поведение? На какую букву? И что может предложить история живописи, кроме легенд о суеверном Средневековье и восторженном Ренессансе? Картины не могут меняться, а недавно произошедшее было или формой истерии с псевдогаллюцинациями, или, возможно, вызвано какими-то химическими факторами, тут токсикология больше подойдет… но время-то уже потрачено!
Вернув каталог и рассыпавшись в благодарностях – библиотекарь, дама в возрасте, явно ценит свою работу и старомодную вежливость, а от нее не убудет, - Маргарет подошла к столу, обитатель которого, судя по позе, утратил энтузиазм.
- Добрый день. Позволите взять у вас пару книг на время?

0


Вы здесь » Ashburn » Настоящее » Дорога вслепую


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC